Домой Авторы Посты от Мистер Икс

Мистер Икс

14 ПОСТЫ 0 КОММЕНТАРИИ

«Падшая» леди

Вечер в конце лета, отпуск и восемнадцать градусов тепла на террасе снимаемой дачи. Запах ели, сосны и потухшего гриля. С сегодняшнего дня я осталась одна почти на двое суток (обе дочки уехали домой вместе с мужем). Сквозь листву деревьев в сумерках пробивается свет от незнакомых соседей, доносятся голоса, смех, звон стаканов.

Неприятно быть в трусах и бюстгальтере под легким летним платьем после трех часов в одиночестве и под солнцем, где оставшиеся белые места стали красными. Переоденемся снова, в дом, к зеркалу, все с себя долой. Видим пышную женщину лет сорока с небольшим. Размышляем: подержанная, но еще годная к употреблению или?.. Увлажняющий крем — вначале на грудь. Холодная дрожь, явное и заметное возбуждение. Быстрый переход к спине, бедрам и… ниже пупка. Тот же эффект!

Снова в платье, лучше прохладиться прогулкой к морю. Какого черта мужу нужно было уехать именно сегодня, когда мы впервые за весь отпуск могли быть предоставлены сами себе? Для начала холодный коктейль — больше, чем обычно — очень кстати, когда тебя покидают! Дает мгновенное облегчение. Затем тепло, которое расходится не там, где надо, в тех местах, которые раньше были белые, а теперь красные, а потом трансформируется в розовые картины и беззвучные движения.

Обожаю отдающуюся Ольгу!

— Оль, — Андрей робко коснулся моей руки, — можно тебя проводить?

Честно говоря, это предложение меня удивило, поскольку Андрей был женат, свято хранил супружескую верность и боялся женщин как черт ладана. Конечно, меня не проведешь: я вижу, к чему дело клонится, и поэтому с нетерпением жду продолжения. И вот наконец-то уже на остановке троллейбуса Андрей вдруг выдавил:

— 3наешь, мне хочется пригласить тебя к себе домой…

Это было настолько забавно, что я не смогла удержаться от улыбки.

— Ты действительно этого хочешь? Прямо сейчас?

— Да.

— А…

— У Ларисы дежурство до утра, поэтому… Так ты не против?

Нет, я была совершенно не против, тем более что мои предки смотались на дачу и перспектива возвращения ночью в пустую квартиру с холодной постелью меня совсем не прельщала. Куда интереснее — поехать к Андрюше, посмотреть, как живет этот преданный муж, а заодно и испытать прочность его ископаемой верности.

Обморок

Стоял чудесный июльский вечер. Сиреневые сумерки еще не успели преобразиться в непроглядный мрак ночи, но звезды были уже отчетливо видны и сияли необычно ярко. Инесса вышла во двор, чтобы погулять со своим маленьким другом — черным пушистым комочком, которого звали котенок Кузя. Котенок мурлыкал, прижавшись к хозяйке, и долго не хотел оставлять уютное местечко, пока девушка сама не посадила его на траву. Котишка, поежившись и фыркнув от вечерней прохлады, занялся своими делами, а Инесса, удобно устроившись на скамейке и изредка поглядывая на Кузю, любовалась ночным небом, всей грудью вдыхая аромат фиалок, которые раскрыли свои бутоны в этот поздний час.

Вдруг какая-то смутная тревога, предчувствие чего-то неожиданного закралось в сердце девушки, и она задрожала от озноба, «3то от ветра», решила Инесса и собралась уже позвать котенка, но, оглядевшись, не заметила даже признаков шалуна. Инесса поняла, что Кузьма в очередной раз удрал в одно из подвальных окон и выманить его будет трудно. Неожиданно девушка услышала, как чей-то низкий, но мягкий голос за спиной произнес:

— Не стоит так переживать, красавица, ведь кошка гуляет сама по себе. Она вернется к хозяйке, если та того заслуживает.

Инесса повернулась, перед ней стоял высокий кареглазый и темноволосый мужчина, импозантный костюм которого не скрывал, а лишь подчеркивал спортивную фигуру незнакомца.

Девушка откинула прядь спадавших на плечи густых волос и спросила:

Нешведский треугольник

Она стояла в очереди на такси. Народу было довольно много, улицы заполнялись людьми по мере того, как пустели питейные заведения. Большинство из тех, кто торчал в пивных до столь позднего часа, были изрядно выпивши, но все же не пьяны. Тех, кто набрался сверх меры, вышибалы давным-давно разогнали по домам. Наконец подошла ее очередь. Она села в машину и в двух словах объяснила, куда ехать. Как приятно было откинуться на мягком сиденье, насладиться роскошью поездки на «мерседесе» — такое случается не каждый день.

Водитель стал что-то говорить. Никогда не знаешь, хотят они говорить или нет, подумала она, но этот явно хотел, а она, собственно, ничего не имела против, поэтому передвинулась на середину сиденья, чтобы поддержать с ним визуальный контакт в зеркале заднего вида во время разговора. Она чувствовала, что у нее задралась юбка, и хотела ее поправить, но вдруг вспомнила историю, о которой однажды читала. В ней два парня приставали к девушке на заднем сиденье такси, а шофер наблюдал за их развлечениями в зеркале. Кончилось тем, что они заехали на неосвещенную детскую площадку, уложили девушку на теннисный стол и трахнули все по очереди. Правда, она теперь была одна, так что ничего подобного произойти не могло. Не то, чтобы ей хотелось рисковать, было просто интересно: заметит он или нет, а если да, то любопытно было посмотреть на его реакцию.

Крутая ночь

«Ты скоро закончишь?» — громко крикнула Елена. По ее голосу чувствовалось, что она нервничает. «Сейчас уже почти двадцать часов, а мы ведь написали, что ждем ее после восьми».

«Да, дорогая, сейчас», — ответил я. Однако продолжал сидеть за своим письменным столом в кабинете и разбираться в целой куче лежавших передо мной чертежей. Я работал архитектором и не мог просто так все бросить, несмотря на пикантность того, что мы задумали. Кроме того, честно говоря, я не верил, что визит состоится. Вообще-то идею дать объявление в газету недвусмысленного содержания не чем иным, как идиотской, и назвать-то нельзя было. А последовавшая за этим переписка по сути своей была настоящим свинством. Кто после этого вообще будет думать, чтобы выполнить договоренность о встрече!

Но мои мысли ничего не значили для моей жены. Я вынужден был, по крайней мере, делать вид, будто с нетерпением жду первого визита некой Оксаны, чтобы не вызывать раздражения Елены, Во всяком случае, она-то уж была совершенно твердо убеждена, что эта дама обязательно придет.

Подтрунивая над собой, я стал собирать свои чертежи, как только голова Елены вновь появилась в проеме двери и что-то недовольно пробурчала. «Да, да, я уже готов!» — сказал я, стараясь, чтобы мой голос источал как можно больше оптимизма и радости.

Кровавая оргия

Меня разбудил сильный толчок и глухой рокот. Корабль тошнотворно качнулся и сразу просел. Я вскочил с постели. Новый взрыв вырвал из-под ног пол и швырнул меня к переборке: было такое ощущение, словно череп заполняется абразивной пылью и выдавливаются глаза.

Мир был странно искажен: перекошенный, внезапно потускневший иллюминатор смотрел прямо в воду и ощутимо (так, что схватывало под ложечкой) опускался вниз, в пучину. В каюте отчетливо слышался рев врывающихся в трюм потоков, за тонкой металлической стенкой что-то шипело и суетливо дребезжали истеричные шаги людей.

— Нас взорвали! Террористы!

Сердце свинцовым комком провалилось в грудь, и, скользя по вздыбленному полу, я рванулся к двери. По коридору, пенясь, хлестала вода. Бежали какие-та люди с неузнаваемо-одичалыми, ополоумевшими лицами.

Спасайся, кто может! Спасение там, в том конце длинного, узкого коридора, этого залитого оранжевым аварийным светом аппендицита, где у трапа сгрудилась обезумевшая толпа людей! Оттолкнувшись от дверного проема, я бросился в этот задыхающийся в истерике человеческий поток, натыкаясь на чьи-то локти, головы и ноги. Несколько секунд я барахтался в этой адской дробилке, потом получил сильный удар по черепу и, теряя равновесие, провалился и полураспахнутую дверь ближайшей каюты-мышеловки. Скользнув по линолеумному голу, я врезался лбом в кромку стола и упал, уткнувшись лицом в иллюминатор.

Карточный долг

Зовут меня Милена, мне тридцать восемь лет, блондинка, весьма привлекательная (по крайней мере, так мне говорят), слегка пухленькая, вот уже год, как живу одна, половую жизнь веду нерегулярную, скорее случайную, а главное — очень банальную. Не могу сказать, что я постоянная читательница «Мисс Икс», однако иногда все же покупаю эту газету. Недавно со мной приключилась необычайная (во всяком случае, для меня) сексуальная история, которую не сумела бы даже вообразить.

Мои старые друзья (супружеские пары Гена с Леной и Петя с Люсей) пригласили меня на «пикник». После хорошей еды и выпивки решили сыграть в покер впятером (кстати, моя любимая игра в карты). Об условиях игры договорились заранее: чтобы проигравшие не пострадали материально, максимальная ставка не должна превышать двухсот рублей. В этот вечер мне не везло: на руках оставалось пятьдесят рублей, когда пошла нужная карта. Чтобы продолжить игру, мне нужно было одолжить сто рублей. Едва я только сказала это, Лена воскликнула: «Об этом не может быть и речи! Мы так не договаривались». Затем после непродолжительной паузы с двусмысленной улыбкой добавила: «Если ты так уверена в себе, на кон можешь поставить свои трусы». Мне не следовало обращать внимания на реплику — Леночка слишком много выпила, а может быть, вошла в азарт игры, но мне хотелось отыграться, и несмотря на тон подруги, в котором можно было разгадать явный подвох, я ответила, что готова на любые условия. Преодолев смущение (на четвертом десятке лет все еще смущаюсь как школьница), стянула под столом трусики ультрамаринового цвета и торжественно возложила их рядом с кучкой ассигнаций. Не стоит, вероятно, говорить, что после моего демарша игра заметно оживилась, а Леночка посмотрела на меня похотливым взглядом.

Исполнение желаний

Совершенно неожиданно мне позвонил старый друг, проживший много лет за границей. Сказал, что собирается провести всю осень в родительском доме, недалеко от того места, где прошла моя юность, и что очень хотел бы меня видеть. Этот звонок заставил меня основательно переворошить прошлое и имел самые неожиданные последствия. Школьного товарища я не видел несколько лет и согласился на эту встречу главным образом из любопытства.

Друг почти не изменился. Как ни странно, у меня было такое чувство, словно мы не виделись всего неделю. Он был такой же худой и подвижный, с тем же плутоватым выражением глаз. Мы несколько часов проговорили о жизни, о том, что произошло с нами за это время. Потом, почувствовав, что пить мне уже хватит, я встал и откланялся. Подъехав к супермаркету, поставил машину на стоянку и вышел на свежий воздух. Походив взад-вперед, я стал с внезапно пробудившимся любопытством вглядываться в до боли знакомые места, где прошло мое детство, и ноги сами понесли меня вперед.

Вон на той скамейке я выкурил свою первую сигарету. Вон в том гараже я пытался совершить свой первый половой акт с Ольгой, которая была на два года старше меня. Неожиданно для самого себя я оказался за забором, окружавшим сад многоквартирного дома, в котором когда-то жила семья Анны (или, быть может, и сейчас жила, как знать?). Тщательно ухоженный сад симметрично раскинулся передо мной. Роскошная лужайка. Развесистые яблони и ягодные кусты. Типичный мещанский символ благополучия. Я присел за один из кустов и стал наблюдать за домом. Сквозь прозрачные занавески в одном из окон было видно, как кто-то ходит по комнате. На дворе стоял сентябрь и было сыро. С неба, затянутого тучами, начал накрапывать дождь. Я дрожал от холода.

Западня

Мы втроем поднимаемся по лестнице. Я чувствую их два желающих меня взгляда. Моя попка, обтянутая маленьким резиновым платьицем, назло им виляет с каждой ступенькой больше и больше. Наконец мы останавливаемся перед дверью. Входим. Кто-то моется в ванной. Квартира однокомнатная, но комната очень большая, все стены в стеллажах, окна зашторены. Из мебели только большой полированный обеденный стол и кровать, она вызывающе пуста, несмотря на то, что может вместить человек пять. Вдруг из ванной раздается крик. Максим и Денис переглядываются. Взяв инициативу в свои руки (только для того, чтобы пройти, покачивая бедрами), направляюсь в ванную комнату. Открываю дверь. Наш третий друг Дмитрий, стоя под душем, жадно сосет сосочки молоденькой девушки. На вид ей лет семнадцать. Худая фигура как у малышки, груди стоят как две маленькие пирамидки.

Двое

Он уснул, но проснулся, когда автобус вдруг выехал на ухабистую горную дорогу. Он лежал щекой на чем-то мягком и теплом, а грудью — на чем-то теплом и твердом. На задней площадке микроавтобуса, где они лежали вповалку, качало и трясло. До него доносились голоса тех, кто сидел впереди и разговаривал с водителем, чтобы тот не уснул.

Они направлялись за перевал кататься на горных лыжах, поздно выехали, и поэтому пришлось провести полночи в автобусе. Трое сидели впереди, а шестеро лежали здесь, сзади, на матрацах и одеялах: он сам, трое парней и две девицы.

Когда он проснулся, было совсем темно, на расстоянии вытянутой руки ничего вообще не было видно, а вокруг себя он слышал, как сопят спящие и как кто-то беспокойно ворочается во сне. Вдруг до него дошло, что щекой он лежит на чьем-то бедре. От него-то и исходило тепло. Пошевелив ногами, он уперся в чью-то голову и понял, что во сне он развернулся на сто восемьдесят градусов. Осторожно приподняв голову, он почувствовал легкий запах человеческого тела и вдохнул полной грудью нежный аромат чужого пота. Его бросило в жар, он стал лихорадочно гадать, кто бы это мог быть. Он знал всех за исключением Генриха. Он видел, как тот вошел в автобус, но в пути он едва осмеливался смотреть на него — настолько тот был красив.

Популярные рассказы

Случайные рассказы