ПОДЕЛИТЬСЯ

Порой я чувствую себя настоящей блядью: грязной, похотливой и совершенно бесстыжей. Мне 22 года, замужем. Не могу сказать, что в жизни мне чего-то не хватает. Мой рост 178 см, стройная шатенка, красивые ноги, не большая, но красивая грудь с вечно ищущими ласки сосками. Да, я такая. Характер спокойный и уравновешенный — на приключения меня совершенно не тянет. Отношения с мужем такие, какими должны быть у молодоженов: цветочки-конфетки и секс через день. Есть одно «но» — это моя маленькая «горячая кнопочка». И она работает только на «вкл». Чтобы ее отключить надо неслабо постараться. Обычно я мастурбирую. Муж старается меня ублажать во всех смыслах, но чаще всего кончаю я в гордом одиночестве — спасибо моим шустрым пальчикам.

Сейчас мы с мужем снимаем квартиру, не хоромы, конечно, но все необходимое есть. Главное, как сказал хозяин квартиры (ХК) — это крепкий диван, и это, для молодой семьи, самое важное. Я с ним согласна.

Хозяин квартиры (ХК) — симпатичный мужчина средних лет, крепко сложен, видно, что за телом следит, чего не скажешь о моде. Одежда вся «позавчерашнего» сезона и ботинки «недавно» чищены.

Но вот его задница и руки… попка, прям «грецкий орех» и это выгодно подчеркивают джинсы, так уж вышло. И руки — крепкие, мускулистые… когда он приходит за оплатой я тихонько сижу на диване и наблюдаю, как он пишет — немного резко, импульсивно, с нажимом. В эти моменты я пытаюсь представить, как бы он ласкал мое тело: то рывком проведет по спине к низу, то сожмет мою попку… Ух-х… обычно, когда он уходил, у меня был чумовой секс с мужем, причем трахала его я, а не он меня елозил, как обычно. Ну, а кончала я все равно в ванной с полотенцем в зубах и трясущимися от желания пальчиками на клиторе.

О своем приезде хозяин сообщал всегда заранее и появлялся с точностью до получаса. В этот раз мы тоже ждали его появления. Дверной звонок поломался, поэтому мы с мужем периодически ходили в прихожую смотреть в «глазок».

На лестничной клетке хлопнули двери лифта, и я пошла посмотреть «не к нам ли». Да, это был ХК. Он подошел к двери, и я уже потянулась к дверному замку, как неожиданно открылась соседская дверь.

— О, Наташка, привет!

— Привет, — ответил голос из открытой двери.

— А я тут к своим «молодоженам»…

— А… так зайди на минутку, я тебя кофе напою, ты же с работы?

Я смотрела в «глазок» и начинала закипать: мало того, что я с мужем «намотала» несколько километров к двери и обратно, так он еще и кофейничать собрался! Я ушла в комнату.

— Нет? — спросил Рома.

— Неа… — грустно ответила я, — включи кино. Пошел он к черту, так его ждать…

— Не нервничай.

Рома включил телик и нашел какой-то второсортный фильм. Сюжет был высосанный из пальца, но внимание мое он захватил так, что я не сразу услышала вопрос мужа.

— Ты слышишь? — ткнул он меня в бок локтем.

— Ай, дурак! — подскочила я от неожиданности, — что?

Он поднял палец вверх в знак тишины и внимания. За стеной, со стороны соседской квартиры, раздавалось ритмичное «тук-тук-тук» в стену.

— Что это? — спросила я, но ответ уже сам напрашивался.

Ромка с озорной улыбкой побежал на кухню и принес два стакана.

— Умеешь пользоваться? — спросил он и приставил один из стаканов к стене. — Давай послушаем, прикольно же!

«Ага, что прикольного?» — промелькнула мысль, но стакан я взяла.

Прислушавшись к звукам за стеной, я отчетливо услышала ритмичное «тук-тук-тук» и еще тихое протяжное «м-м-м…»

«Скотина! Жена, ребенок, мы ждем, а он трахаться пошел! Кофейку!» — мелькали мысли. Удары в стену становились все отчетливее, а стоны все громче. У меня застучало в висках: «Это же как надо трахать, чтоб она так стонала?!» Фантазия не заставила себя долго ждать: она на спине держалась за быльца кровати и обвивала ногами его торс, а он, опершись на кулаки, нависал над ней, всаживая в нее свой член раз от раза сильнее.

Стоны усиливались пропорционально шуму у меня в голове — мамочки, включилась моя «маленькая кнопочка»! Едва скосив глаза на мужа, чтоб убедиться, что он, как школьник, затаив дыхание слушает соседские стоны, я сунула свободную руку под халат — в трусики. Там уже все закипало! От одного прикосновения разряды тока стрельнули внизу живота.

«Спокойнее» — попыталась я себя остановить, но справиться с возбуждением сил не было. Вытащив руку из трусиков, я собрала остатки слюны в пересохшем рту, сплюнула в ладонь и вернула руку на прежнее место — себе между ног. На секунду я представила себе картину: стою я на коленях на диване с прогнутой, как у кошки спиной. Одна рука держит стакан у стены, а другая дергается и трясется у меня в трусиках, загоняя волны возбуждения мне прямо в мозжечок. Лихорадку усиливало рычание за стеной и присутствие впавшего в прострацию мужа, который, как пятнадцатилетний пускал слюни, лыбился и ничего не видел перед собой. Я даже не могла представить чем ЭТО могло закончится, но за стеной прозвучал победный рык льва над растерзанной косулей, а через мгновение все стихло. Едва моя рука оторвалась от клитора, как раскрасневшийся муж посмотрел на меня мутными глазами и сказал: «Во прикол!»

Дурак! У меня рука по локоть мокрая от выделений, а у него «прикол…»

Все тело ломило, голову мутило, как с похмелья — качало и тошнило. Наверное, это и есть «недоеб» — пришла мысль. Секса не хотелось — хотелось взять огромный кабачок и раздолбить себе вагину! Хотелось сесть пиздой на циркулярную пилу, чтоб обкончаться кровавым месивом, хотелось…

В дверь громко барабанили. Тут до меня дошло, что это к нам. Муж пошел открывать — пришел ХК.

— Здарова! — как всегда громко и немного фамильярно поздоровался он.

— Здрасте… — промямлил мой муж.

— А я тут стучу-стучу… не слышали?

— Да, так — засмущался муж. — Тут такое творилось за стеной, что мы немного обалдели.

— А-а-а, бывает, — сказал ХК, входя в комнату. — Привет, Тань! Как жизнь?

Я только кивнула этому поджарому самцу. Вздутые на лбу вены и бисер пота на лбу — выдавали его недавнюю активность.

— Жарко на улице — вы вспотели…

— А, да это я к вам без лифта на десятый этаж — размяться хотел, — улыбнулся он.

В голове у меня мутило по-прежнему, и я решила промолчать.

— Таня не в духе? — спросил он у мужа.

— Тань, ты чего? — посмотрел на меня Роман.

Мне оставалось только сжаться в комок и постараться успокоиться. От возбуждения и неудовлетворенности тошнило, как при морской качке. Попытавшись натянуть на колени коротенький халатик, я поджала ноги и прикрыла глаза, но все же успела заметить заинтересованный взгляд ХК. Он не скрывая интереса смотрел на мои обнаженные ноги. (козел).

— Давайте считаться? — спросил ХК.

Началась обычная процедура: ХК переписывал данные себе в блокнот, вычитал и умножал. Его сильные руки, как всегда, отрывисто что-то выводили на страничках.

— Кофе хотите? — вопрос сорвался с губ совершенно неожиданно. Как? Почему? Хотелось саму себя зарыть глубоко в землю и залить бетоном, но было поздно.

— Ага, не откажусь, — скользнув по мне взглядом, ответил ХК.

Едва передвигая ногами, я поплелась на кухню.

Чирк — спичка, пых — газ, пф-ф-ф — чайник. «Мамочки, да у нас из кофе, только засохший Нескафе. Боже, как стыдно!»

А пусть пьет! «Там» ему варили, небось, в турочке… пусть!

В комнате тихо бубнили мужчины. Чайник закипел, и я залила остатки растворимого кофе в чашку. Помешивая кофе ложечкой, я случайно задевала стенки чашки: тук-тук, тук-тук, тук-тук… Тут же вспомнились стоны за стеной и его звериный рык.

Моя «кнопка» загорелась красным. Ни секунды не сомневаясь, я стянула с себя трусики и сунула левую руку между половинок халатика — потрогала «кнопку» — горячо! Между ног все горело и ныло от желания. Два пальчика тут же провалились в мой возбужденный кратер, взгляд остекленел. Продолжая правой рукой сбивчиво помешивать кофе, левую я все глубже окунала в вязкость выделений собственной плоти.

Начинаю задыхаться. Хватаю ртом воздух, а рукой столешницу — боюсь упасть. И дрочу. Неистово тру клитор — никаких круговых движений, прочь нежные прикосновения! Я просто его тру с невероятной силой.

Колени начинают подгибаться, и я их развожу в стороны — вставляю пальцы во влагалище. Хлюпающий звук, кажется, наполнил уже всю квартиру. Волны наслаждения накатывают и отступают — начинаю тихонько скулить.

Где-то из соседней вселенной проступают приближающиеся мужские голоса

— А как же холодная вода? — прогремел за углом голос ХК.

Я выдернула руку из-под халатика и попыталась отыскать трусики. Безрезультатно. Застыла в оцепенении и стала, как загнанная жертва, прислушиваться к голосам.

— И где обещанный кофе? — снова прокатилось по вселенной.

Держа дрожащими руками чашку с кофе, на ватных ногах я поплелась на звук голоса.

— Сейчас посмотрю счетчик, — пробубнил муж, — забыл…

Мы столкнулись в маленьком коридорчике все втроем — муж, пытающийся показаться взрослым мачо, ХК с ироничной улыбкой, и я — с танцующей на блюдце чашкой им на встречу. Опустив взгляд, я заметила, что левая рука до сих пор блестела от смазки, но отступать было поздно.

Потеснившись и прижавшись спиной к стене около двери в ванную, я держала приготовленный напиток. Муж вошел в ванную и стал на коленях пробираться к счетчику, под саму ванну. ХК продолжал что-то говорить мужу, а сам внимательно смотрел на меня. Показалось, что дом качнуло — я стала сползать по стене влево.

Сильные руки х. к. сжали мои плечи:

— Ты как?

Голоса у меня не было, дыхание прерывистое, голова идет кругом.

Придерживая меня одной рукой за плечо, другой он коснулся моей щеки. Воздух ворвался в легкие неожиданным напором. Я сглотнула.

Едва касаясь, он вел руку дальше: к ушку, шее, груди… Соски уже и без того рвущиеся сквозь халатик, взмолились о помощи. Продолжая разговор, ХК вел руку все ниже: живот… бедро… Я закрыла глаза и немного отвела колено в сторону. В его намерениях я не ошиблась — скользнув по обнаженной ноге, его ладонь накрыла мое пылающее влагалище, как крышка накрывает маленькую кастрюльку. Едва сдерживая стоя, одними губами прошептала: да… И тут же, один за другим, два пальца вошли в мою дырочку. Я раздвинула ноги еще шире, давая больше места для таких желаемых движений.

Чашка с кофе ходила ходуном и подпрыгивала на блюдце в такт его движениям, а я жадно вбирала влажными половыми губками его пальцы. Большая, горячая ладонь двигалась вверх-вниз, прижимаясь к моему лобку. Пальцы погружались все глубже.

Если бы мой клитор был пистолетом, то раздалась бы автоматная очередь. Немного грубоватые руки умело играли с моим влагалищем, перебирая каждую складочку, погружая в меня уже три толстых пальца. Затем — четыре!

Мне хотелось орать — кабачок оказался в моей пизде! Мне хотелось, чтоб меня трахнули этой рукой так, чтобы смазка затопила соседей! Мне хотелось…

— Тань, принеси фонарик, а…

Я почти кончила. У-у-у-у, сука, тварь, скотина! Рука ХК исчезла в одну секунду. Я открыла глаза — померещилось? Он стоял и смотрел в ванну, как ни в чем не бывало.

А хоть что-то было? Да, конечно — у меня по ляжкам до сих пор течет сок, а кофе уже весь на полу…

— Не надо, я телефоном подсвечу, — сказал ХК.

Ничего не могу понять.

Муж вылез из-под ванны и вышел.

— Ой, кофе разлила, дурешка моя, — глупо улыбнулся он.

Я влетела на кухню и захлопнула дверь.

— Чего это? — спросил муж.

— «Женщины», не обращай внимания.

Они снова ушли в комнату, а я пыталась хоть как-то привести мысли в порядок. Во влагалище до сих пор оставалось ощущение мужского присутствия.

— Так, а деньги, Ром?! — донеслось из комнаты.

До меня стало доходить — мы забыли снять с карточки зарплату и теперь кому-то надо идти к банкомату.

— Блин, — протянул Роман, — простите…

— Да ладно, не парься. Иди, а я пока кофейку хлебну.

Глаза закрылись сами собой. Шевелиться я не могла. Сквозь вату в ушах услышала Ромкино «Зай, я скоро!» и щелчок в замке. А может, это мои мозги соскочили с катушек? Не знаю. Только уже через мгновение между ног у меня была знакомая рука, а вторая снимала с меня халат. Я только стояла и молилась, чтобы это был не сон. Губы ХК коснулись шеи, потом мочки ушка. Четыре пальца проникали все глубже и глубже. Вторая рука стала сжимать и отпускать мои ягодицы, явно проявляя внимание ко второй моей дырочке. Что за ситуация! Еще сильнее зажмурившись, я прохрипела:

— Трахни меня, кабачок…

Ждать не пришлось — меня резко развернули к стене, и я уперлась в нее руками. Ноги разошлись в стороны на полуавтомате. Четыре старых знакомых вошли в меня сзади, при этом пальцами другой руки мне ласкали клитор, иногда подымаясь к груди и соскам.

— Да… да… — халат валялся на полу, о трусиках уже и не вспоминалось. И тут рука «вынырнула» из вагины и скользнула между ягодиц.

— Не надо, — вырвалось у меня.

— Надо, — прохрипел он. Мокрые и скользкие пальцы просто вылили мне на задницу пригоршню смазки. Меня потянули назад, при этом одной рукой надавливая на спину, заставляя все больше прогибаться. Половинки попки разошлись в разные стороны, и тут на арене появился член. Я его увидела лишь мельком, но от увиденного по коже пробежали мурашки. Четыре пальца снова скользнули по вагине, собирая смазку, и я поняла, что он будет смазывать свой член…

— Мамочки, — прошептала я.

— Не бойся, Малыш, я больно не сделаю…

Обильно смазанный член он приставил к моей попке, заставив меня затаить дыхание. Одну руку он снова погрузил мне во влагалище обняв меня, а другой немного развел ягодицы в стороны. Через секунду, меня потянули назад, при чем тянущая одна рука была на четыре пальца в моей пизде, а другая тянула за бедро. Я почувствовала себя маленьким червячком, насаживаемым на банан. Вагина сладко заныла от давления пальцев, анус стрелял молниями дикой боли.

Толчок… еще толчок… уздечка попки поддалась давлению и я почувствовала головку члена в себе. С каждым толчком он погружался все глубже и глубже. Попыталась расслабиться, и с очередным толчком его член вошел в меня на половину. Еще один резкий толчок и весь член вонзился мне прямо в мозг.

Наверное я заорала… все плыло, как в тумане. Свободной рукой он стал поглаживать мне спину и бока. Когда боль немного стихла, он продолжил медленные фрикции: вперед-назад… за пизду-за бок… туда-сюда, туда-сюда… Господи, стоило один раз родиться и умереть от этих ощущений.

— Да… — тихо шептала я.

— Да… — слышалось в ответ.

Он наращивал темп — его член уже свободно скользил внутри меня. Растянутая до предела вагина залила соком весь пол под ногами, грудь, уставившись сосками в пол, моталась во все стороны — он меня драл. Этот чертов кабачок напяливал меня, как последнюю суку. Это был настоящий трах!

Внезапно зазвонил телефон — мелодия звонка была присвоена номеру мужа.

Получая глубокие толчки поршня в анус, я все же вспомнила о ситуации в которой оказалась: ХК, муж, я с хуем в жопе… Смешно звучит, но я хотела кончать и трахаться, трахаться и кончать…

Следующей мыслью было то, что магнитного ключа у нас не было, а муж, вероятно, хотел войти в подъезд.

— У нас две минуты, — прохрипела я и… пожалела.

Теперь я понимаю эффект у аборигенов от фильма «Прибывающий поезд» братьев Люмьер. ХК набросился на меня, как огромный локомотив — шлепки его лобка о мои ягодицы, хлюпанье пальцев в пизде, рвущая на части боль в анусе, его рычание и мой вой…

— Да… да!!! — я хотела выжить и вспоминать об этом. — Трахай сильнее! Еще!!!

Шлепанье яиц о мою промежность, шипящее дыхание…

— Нравится тебе, сучка?! — крики и стоны

— Трахни меня, да! — орало дикое существо моим голосом, — Рви меня! Да-а-а… Бля-а-а-а… да-а-а…

Удары хуя с одной стороны, выбивали остатки моего мозга с другой…

— Еби меня! Еа-а-а!… — я орала, не думая уже не о чем, орала просто чтобы стравить напор давления распирающий меня изнутри. Я кричала что есть силы, чтобы ощутить, что происходящее не сон, что меня реально и от души ебут толстым кабачком…

В замочной скважине скрипнул ключ.

— Эге-ге, я вернулся! — крикнул Роман, — а вы тоже слышали эти вои? — спросил он. — Опять соседи шалят!

Он глупо улыбнулся.

Я и ХК сидели на кухонных табуретках и молчали. Чашек не было, кофе и чая тоже. Было только две изодранные дырочки да вытекающее из ануса семя. Покрывал все это блядство мой коротенький халатик. ХК сидел одетым, как и пришел (когда он успел?) и задумчиво меня рассматривал.

Когда мужчины рассчитались и ХК стал уходить, я обернулась к нему задом и «случайно» прижалась бедром к его члену. Он «случайно» скользнул рукой по моим, все еще мокрым, дырочками, вошел большим пальцем в растянутый анус, а указательным во влагалище, и я снова ощутила себя на волосок от оргазма. Подержав так меня несколько мгновений он освободил мои дырочки и слегка сжал ягодицу — муж ничего не заметил.

После прощания мы с мужем пошли пить чай. Прямо посреди кухни валялись мои трусики.

— Ты че, с ума сошла? Чего ты белье разбрасываешь?!

— Потеряла, наверно, — смущенно сказала я.

С сегодняшнего дня я жду следующей оплаты за квартиру.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here