ПОДЕЛИТЬСЯ

«Вот мы и на месте», — сказал Фред, сворачивая на грузовике, на Вашингтон авеню.

Эмбер потянулась к нему, схватив за руку. «Надеюсь, это хорошая идея».

«Все будет хорошо», — ответил ее муж.

«Это всё моя вина. Если бы не я, нам бы не пришлось так поступить».

«Дорогая, все в порядке. Все со временем устаканится».

«Здесь все чёрные?»

«Ну, я бы не сказал. Беспокоиться не о чем. Это старый район. Тут нет никаких банд и не продают наркотики. Уровень преступности низкий. Всё нормально. Мы встанем на ноги и через несколько лет съедем отсюда. Это наш новый дом». Как только грузовик подъехал к дому, несколько пожилых чернокожих мужчин оглянулись, разглядывая их.

Фреду и Эмбер обоим было по 25 лет, они были женаты уже три года. Фред был торговым представителем фармацевтической компании, довольно успешным, а Эмбер работала юридическим консультантом, но совсем недавно её уволили из-за пристрастия к азартным играм. Эмбер пристрастилась к азартным играм во время их медового месяца в Лас-Вегасе. Она быстро проиграла деньги, отложенные на казино, и три раза за неделю сняла деньги с банкомата. Фред заметил, что Эмбер тяжело оттащить от игрового стола, даже чтобы заняться страстным сексом, но на тот момент он не придал этому особого значения. Прошло несколько лет, Эмбер всё чаще стала играть в лотерею, покупала сотни билетов, делала ставки на футбольные и баскетбольные матчи, прямо на работе, несмотря на то, что она совершенно не разбиралась в спорте. Она набрала огромное количество кредитов, и Фред, наконец-то, заметил это, когда за долги у них был изъят автомобиль. С финансами у них стало совсем плохо из-за долгов, и Фред решил продать их дом, чтобы переехать в новый штат, и начать всё с нуля.

Фред присмотрел приличный дом в бедном, чёрном районе. Дома здесь стоили ниже, чем в районах среднего класса, и цены были настолько низкими, что он не смог упустить такую возможность. До его нового офиса ему нужно было проделать два часа пути на машине, что означало, что дома он будет отсутствовать по 12 часов в день. Эмбер начнёт искать работу, как только они переедут в новый дом. Теперь, Фред перевёл все их средства на своё имя, и выдавал Эмбер деньги, контролируя её пристрастие к азартным играм.

Фред вышел из грузовика и заметил двух чернокожих мужчин, которые глядели на него через забор соседнего дома. Мужчины были пожилыми, оба седые, а один довольно толстый. Фред помахал им рукой. Его рука застыла в воздухе, когда он понял, что они не собираются махать ему в ответ, а просто смотрят на него. Фред опустил руку и нахмурился, он повернулся, чтобы помочь жене выйти из грузовика. Пока они переносили в дом вещи, они заметили ещё несколько чернокожих мужчин и женщин, наблюдавших за ними. Фред снова попытался помахать им, и вообще старался казаться дружелюбным, но максимум чего он добился, был кивок от одного из них.

****************

Фред вытер пот со лба. Он выключил культиватор, закончив вспашку земли на заднем дворе дома, где Эмбер разобьёт сад. Двое из его черных соседей сидели на крыльце и распивали пиво. Они наблюдали за его работой, но они по-прежнему не были знакомы. Фред никогда не размышлял о расизме, но теперь он понимал, что значит чувствовать себя чёрным парнем, переехавшим в белый район. Ладно, чёрт с ними, в любом случае, ему не нужны друзья. У него было несколько приятелей на работе. Эмбер это тоже не заботило. Она недоверчиво относилась к чёрным и старалась держаться от них подальше, но Фреду хотелось, чтобы они могли, по крайне мере, нормально общаться с соседями. Фред вернул культиватор в гараж и вошёл в дом.

«Срань господня!» — Фред не смог сдержаться, увидев новый наряд жены.

«Тебе нравится, что ты видишь?» — Эмбер улыбнулась ему, натягивая трусики от бикини, чтобы прикрыть свою голую промежность.

«Очень нравится, сексуально». Фред кивнул в сторону кровати. «Не хочешь получить обеденное лакомство?» Его умопомрачительно красивая жена натянула короткие шорты на свой зад. Грудь у неё была оголена, её груди 4 размера были выпячены вперёд, соски напряглись и торчали вверх. Если бы она стояла возле амбара в ковбойской шляпе, получился бы прекрасный кинопостер.

Эмбер хихикнула и сказала: «Может быть, позже, когда я посажу помидоры». Она наклонилась, чтобы поднять верх от бикини.

«Это свидание», — сказал Фред поправляя член. Именно по этой причине он не развелся с ней после того, как она навлекла на них финансовые беды. Эмбер была сверхсексуальной леди. Не говоря уже о том, что она была доброй и сострадательной, и он её очень любил. Фред же не представлял из себя ничего особенного. Он был похож на Била Гейтса, тощий компьютерный задрот в очках. Эмбер же, в противоположность ему, своим видом напоминала стриптизёршу. У нее были длинные волосы золотисто-русые, которые соответствовали её имени. (Эмбер переводится — Янатарный — прим. переводчика). У неё были зелёные глаза, такие большие, что её взгляд казался абсолютно невинным. У неё были сочные, пухлые губы, а кожа безупречно белой, за исключением нескольких случайных веснушек. Фред не знал, какие у неё параметры, но её фигура была идеальной, как у песочных часов. У неё была длинная, тонкая талия, а ноги стройными от бега. Она была сантиметров на 15 выше Фреда. Её груди были просто великолепны. Они были большими и упругими. Они выглядели так, словно она сделала пластическую операцию, но были на 100 процентов натуральными. Они выглядели, как полуторасантиметровые ластиковые колпачки для её грудей. Груди у неё были настолько большими, что она жаловалась на боли в спине и часто наклонялась вперёд при ходьбе. Эмбер считала, что ей необходимо сделать операцию по уменьшению груди, но Фред и слышать ничего не хотел об этом. Может быть, когда она станет старше, и они начнут провисать, но не сейчас. Она завязала чёрный верх от бикини и подмигнула ему, выходя из комнаты.

Фред пошел принять душ. Потом он, всё ещё обнажённый, подошёл к окну, чтобы посмотреть на Эмбер. Окна их спальни выходили прямо на только что обработанную лужайку. Эмбер наклонилась, копая ямки для томатов. Её округлая попка была направлена к Фреду и он мог разглядывать, как джинсовые шорты плотно облегают её ягодицы. Фред также заметил, как двое пожилых чернокожих мужчин подошли к крыльцу и, оперевшись на забор, разглядывали Эмбер.

Фред быстро оделся.

*******************

«Я тебе базарю, они настоящие».

«Они такие спелые и сочные».

«Э-хм», — сказал Фред, прочищая горло, он вышел из-за угла дома, обескуражив чернокожих мужчин. «Как поживаете?»

«О, привет сосед», — сказал один из черных мужчин.

«Мы просто обсуждали помидоры вашей жены», — сказал другой, улыбнувшись и протянув Фреду руку.

Фред пожал её. «Вы садоводы?»

«Я открыл для себя зад-оводство, служа в Военно-морском флоте».

«Понимаю», — сказал Фред, совершенно не понимая, как у кого-то мог появиться интерес к садоводству в военно-морском флоте.

«Я Фред Герц, а это моя жена, Эмбер».

«Я Амос Смит». Амос увлекался садоводством. Это был чернокожий мужчина лет 70, он был настоящим великаном. Он был большим с огромными мускулами, хотя они стали дряблыми из-за возраста. Амос был обрит наголо, и от этого казался моложе своих лет, впрочем он оставил седую бородку. Этот мужик был на 45 лет старше Фреда, но у Фреда не возникло никаких сомнений, что он не продержится и нескольких минут против этого парня в ринге.

«Я Уокер». Второй чёрный мужик протянул руку Фреду и он пожал её. Фред предположил, что Уокер — это фамилия незнакомца. Ему, скорее всего было лет 65, и он нарастил огромное пивное брюхо. Он был очень толстым, хотя руки у него по-прежнему были мускулистыми, и на одном бицепсе красовалась татуировка с эмблемой Военно-морского флота США. У него была лысина вокруг которой росли редкие седые волосы. Передние зубы у него были золотыми.

Фред выпустил руку Уокера. «Я начал думать, что нам здесь не рады. Вы никогда не отвечали на мои приветствия».
«Сожалею об этом. Я тебя даже не видел. Я немного слеп на один глаз».

Фреду, впрочем, показалось, что оба его глаза выглядят замечательно, сияющими и даже опасными, но он почувствовал облегчение, узнав, что его соседи не имели ничего против белых. «Я понимаю».

«Я хотел бы сказать привет миссис», — сказал Амос.

«Я позову её». Фред повернулся и посмотрел на жену. Она стояла на коленях, копаясь в земле. Она заметила их, но не спешила присоединиться к их разговору. «Эмбер, подойди к нам и поприветствуй наших новых соседей».

Неохотно вставая, Эмбер одарила Фреда уничижительным взглядом. Фред понял, что именно ей не понравилось, но было уже слишком поздно. Эмбер не любила хвастаться своим телом перед незнакомцами, даже на пляже. Рядом со своим мужем она могла быть почти нудисткой, но со всеми другими она была стеснительной. И вот теперь, она, одетая, как сельская потаскушка, вынуждена знакомиться с двумя незнакомыми, чёрными, старыми мужиками. Эти мужики не отрываясь смотрели на неё, пока она шла к ним. Фред почувствовал небольшую гордость от того, с какой завистью его соседи смотрят, на какой красотке он женат. «Я Эмбер». Она пожала им руки, а потом немедленно прикрыла грудь. Её соски традиционно торчали, выделяясь на топе.

«Я Уокер».

«А вы кто?»

«Рад, что такая красивая, молодая женщина поселилась в нашем районе».

«Это длинное имя», — сказала Эмбер, краснея.

«Зовите меня Амос».

Четверку прервал чей-то крик, звали Уокера. «Мы здесь», — крикнул в ответ Уокер.

Еще два черных мужика вышли из-за угла дома Уокера.

«Ну, и что такого мы должны увидеть, чтобы так спешить?» — крикнул один из них.

«Да, где пожар?», — сказал другой. Он замер, когда увидел Эмбер.

«Ах, да одну вещицу, ребята, которую я хотел вам показать в доме», — сказал Уокер. «Идите, познакомьтесь с Фредом и Эмбер, нашими новыми соседями. Эти хулиганы живут дальше по улице».

«Здорово, я Фрэнк Бин». Фрэнк пожал руки Фреду и Эмбер. Фрэнк был тощим, и выглядел лет на 80, но жизнь, казалось, била из него ключом. Это был высокий, долговязый мужчина. Его голова была полностью седа. Конечности у него казались непропорционально удлинёнными. У него были длинные руки и широкие ладони, тоже самое можно было сказать о ногах.

«Дик Лонг (в переводе с английского эта имя звучит, как Хер Длинный) «, — сказал четвертый черный мужчина. Он не протянул им руку для рукопожатия.

«Мама и Папа назвали его так, потому что это правда», — засмеялся Фрэнк.

Дик Лонг одарил Фрэнка деланной улыбкой, показав несколько отсутствующих зубов. Он был, вероятно, самым младшим из четвёрки черных мужчин, но все равно, ему уже было за 50. Как и Амос, он был большим и мускулистым. У него были Африканские черты, очень темная кожа и плоский нос. Глаза у него были глубоко посажены, отчего казалось, что у него недружественный взгляд. Он едва кивнул Фреду и лишь с удовлетворением стал разглядывать Эмбер. Его бесцеремонный взгляд, заставил её почувствовать себя неловко, и Эмбер спряталась за спину мужа, чтобы укрыться от глаз Дика.

«Ваши помидоры посажены слишком близко, маленькая леди», — сказал Уокер. «Их нужно сажать хотя бы на расстоянии 30 см друг от друга».

«Спасибо за совет. Я пойду всё исправлю. Было приятно познакомиться с вами, ребята». Эмбер повернулась, и Фред прекрасно видел, как вытянулись головы чернокожих мужчин, смотря ей вслед. Ягодицы немного показались из-под коротких шорт Эмбер, пока она не оглянулась и не поправила их».

«Эй, Фрэнкибин», — сказал Уокер. «Ты думаешь о том же, о чём и я?»

Фрэнк усмехнулся. «Фред будет пятым».

«Ты играешь в покер, белый мальчик?» — спросил Амос.

«Немного». Фреду не понравилось, что его назвали белым мальчиком.

«Наш приятель, Лу, умер полгода назад, и мы ищем пятого игрока. «Ставки не такие уж маленькие. Каждый обычно ставит по 50 баксов, и играем до тех пор, пока победитель не получит всё, если только игра не затянется. Играем по пятницам, начинаем около восьми вечера».

«Звучит не плохо».

«Тогда увидимся через шесть дней. Мы обычно переходим из дома в дом. На этой неделе играем у меня в подвале. Новый парень покупает пиво».

********************

В следующую пятницу Фред появился у дома Уокера, ровно в восемь, держа под мышками два ящика светлого пива Миллер. Уокер открыл ему дверь и проводил в подвал. Амос, Фрэнк и Дик уже сидели за карточным столом, играя в Блэкджек. Все поприветствовали его довольно тепло, за исключением Дика, который совершенно не признавал его. Фред поставил пиво на лавку и Уокер стал перекладывать его в миникулер.

«Лучше не налегать на пиво», — сказал Амос, взяв банку пива. «Я не привык к хорошему».

Фред нахмурился, подумав, что его укололи за то, что он не купил пиво подороже, но потом заметил, что по комнате разбросаны пустые банки очень дешёвого пива, и понял, что Амос был серьёзен.

«Давайте играть», — хмыкнул Дик, впервые заговорив.

Все пятеро уселись за стол для игры в покер, и Амос сделал первую раздачу. «Ты женился на прекрасной попке, Фред».

«Спасибо, я знаю».

«Да, мужик, тебе повезло», — ухмыльнулся Фрэнк.

Фред понимал, что женился на женщине, до которой явно не дотягивал по внешности, но не любил, когда ему об этом напоминали. «Я счастливчик».

«Если бы она была моей женой, я бы не сидел здесь, играя в покер с такими старыми пердунами, как мы», — сказал Уокер.

«Белые мальчики не знают, как обращаться с женщинами», — хмыкнул Дик, бросив угрюмый взгляд на Фреда. Глубокие глаза Дика заставили Фреда ёрзать на стуле.

«Я с этим прекрасно справляюсь, спасибо», — ответил Фред. «А как насчёт вас ребята, вы женаты?»

Уокер вздохнул. «Я вдовец».

«Женат пятьдесят лет», — с гордостью сказал Фрэнк, — «пять детей и восемнадцать внуков».

«В разводе», — сказал Амос.

«Я тоже», — хмыкнул Дик.

«А потом Длинный Дик ещё раз развёлся, и ещё развёлся, и развёлся», — пошутил Фрэнк.

«Да пошёл ты, Фрэнкибин. Открывай карты», — сказал Дик.

«Очень жаль», — сказал Фред Уокеру, который выглядел очень опечаленным после того, как упомянул, что овдовел. «Как давно умерла ваша жена?»

«На прошлой неделе было три года. Я скучаю по ней каждый день. Я скучаю по её улыбке. Скучаю по её смеху. Мне не хватает её стряпни».

«Ты скучаешь по её минетам». Дик схватил ещё одно пиво. «Как и я».

Уокер указал на Дика пальцем. «Я уже забил на своего монстра». Он сердито посмотрел на Дика.

Фрэнк наклонился и прошептал Фреду, «Дик однажды заставил жену Уокера отсосать у него за карточный долг. Он постоянно напоминает Уокеру об этом».

«Так ему и надо, за то, что так сильно расхваливал её», — сказал Дик, подслушав их разговор. «Она может и хорошо сосала маленький 25-сантиметровый член Уокера, но глотая действительно большой член, постоянно давилась. Впрочем, она проглотила всю мою сперму, до единой капли. Потом пару раз сама просила пососать».

«Ну, хватит. Не смей болтать про его жену». Амос ударил Дика в руку.

«А как насчёт тебя, белый мальчик?» — спросил Дик. «Бьюсь об заклад, твоя жена сосёт отменно. Такие большие губы просто созданы для сосания хуёв».

Фред начал жалеть, что согласился играть с этими ребятами. «Мы не занимаемся этим», — сказал Фред, ёрзая на стуле. Он почти сразу пожалел о том, что не сказал большому чёрному парню, что это не его дело.

«Что это, блядь, значит?»

«Это значит, что ей не нравится это делать».

«И что? Просто заставь её встать на колени, и засунь свой хуй ей в горло. А потом двигай её головой взад-вперёд. Я такого бреда ещё не слышал. Женщины делают ровно то, блядь, что ты им говоришь делать. Ей не нравится это делать? Что за хрень?»

«Черные женщины знают, как обращаться с членом», — добавил Амос.
«Разве ты не хочешь, чтобы она пососала твой член?» — Дик ещё не прекратил доставать Фреда.

«Конечно, я хочу».

«Послушай, белый мальчик. Сегодня вечером, когда уйдёшь отсюда, вернёшься домой, разбудишь свою жену и засунешь свой член ей прямо в горло. И не важно, что она этого не хочет, ей это не нравится, и вся остальная хрень, блядь».

«Я не собираюсь этого делать».

«Слабак!»

«Может быть, поэтому ты и разводился четыре раза».

В комнате повисла такая тишина, что можно было услышать жужжание мухи, Фред сразу пожалел, что сказал это. Возможно, это были самые смелые слова, сказанные им. Он почувствовал немедленное облегчение, когда Дик усмехнулся. «А ты молодец, белый мальчик». Дик потянулся и схватил ещё одну банку пива и протянул Фреду. «Между прочим, ни одна женщина никогда не разводилась со мной из-за секса. Они разводились со мной, потому что я сукин сын, который любит выпить и не может держать свой большой чёрный член в штанах».

«Это чистая правда», — добавил Уокер.

«Да», — сказал Фрэнк.

Дик сел и открыл карты. «На самом деле, я мог бы позвонить любой из моих бывших и поебать их сегодня вечером, если бы хотел, несмотря на то, что две уже повторно вышли замуж. Вот, что я тебе скажу, белый мальчик, я сделаю так, чтобы твой член отсосали».

Фред снова сказал самые храбрые слова в своей жизни. «Меня начинает пугать твоя увлечённость моим членом, Дик».

Комната разразилась смехом. Фрэнк расхохотался и хлопнул Фреда по спине. Единственным, кто не смеялся, был Дик, но он усмехнулся. Когда он улыбался, он выглядел не таким страшным. «Да, я серьёзно, но, если ты не хочешь, чтобы твоя жена тебе отсосала, то ладно. Я, блядь, просто хотел сделать тебе одолжение, но, если тебя не интересует мой план, то пошёл ты в жопу».

Смех утих. «Я пошутил», — сказал Фред «, однако любопытно, что у тебя за план?»

«Пусть она сядет играть в покер с нами. Она войдёт в азарт, когда мы позволим ей пару раз выиграть, а потом ты сможешь заставить её выйти из игры, когда она согласится сделать тебе минет… когда вы вернётесь домой».

«Я не могу это сделать», — ответил Фред.

«Почему нет?» — удивился Дик.

«Эмбер… Она не может… Понимаете, это из-за неё у нас сейчас проблемы… Она не может контролировать себя за азартными играми «.

«Ты не говорил об этом», — сказал Дик.

«Оставьте его в покое, Дик», — сказал Уокер. «Видишь, он не хочет это обсуждать».

«Да, всё нормально. Похоже, мне надо выговориться». Фред рассказал, как Эмбер увлеклась азартными играми в Лас-Вегасе, и какие трудности им пришлось пережить из-за этого.

«Тебе нечего стыдиться, Фред», — сказал Амос. «У нас у всех есть свои проблемы и недостатки «.

Фрэнк открыл карты. «Хватит болтать, дамы. Давайте, наконец, поиграем в настоящий покер».

Остаток вечера прошёл в гораздо более дружественной обстановке, и Фред вернулся домой с двадцатью лишними долларами в кармане. Он разделся в своей комнате, наблюдая за нежным покачиванием постельного белья на кровати, где спала Эмбер. Она, наверняка, лежала голенькой под одеялом и член Фреда начал подниматься. Он представил, как он подходит к ней и срывает с неё одеяло. Он засовывает свой член ей прямо в горло, и она просыпается ошеломлённая. Эх, это могло произойти только в идеальном мире. Он взглянул на свой пенис. Он напрягся и торчал на 13 сантиметров вперёд. Дик назвал 25-снатиметрорвый член Уокера маленьким, а сам заявил, что его член равен 32 сантиметрам. Эти чёрные мужики, скорее всего, полное дерьмо. Эмбер никогда бы не понравился минет по принуждению, но она никогда не отказывалась от секса. Он залез в постель и пристроился к ней сзади, тыкаясь в её попку своим напряжённым членом, пока она не проснулась и не раздвинула для него ножки.

********************

Фред и Эмбер только уселись, чтобы вместе посмотреть фильм, когда раздался звонок в дверь. Фред открыл дверь и был удивлён, увидев перед собой четырёх чернокожих мужчин. Амос держал в руках ящик «Старого Милуокки». «Ты попытался угробить нам игру, белый мальчик?» — сказал Дик.

Фред молчал. Прошлая игра ему совсем не понравилась и всю эту неделю он избегал соседей, чтобы не получить очередное приглашение на покер. «Простите ребята, с деньгами напряг».

«Ничего, мы тебе одолжим», — сказал Уокер, подходя к двери.

«Заходи», — вздохнул Фред, отступая в сторону.

«Фред, что происходит?» — спросила Эмбер, вскочив с дивана. Она пришла в замешательство, увидев, как в её гостиную ввалились четыре чёрных мужика. На Эмбер были только трусики и футболка. Она натянула низ футболки, чтобы закрыть трусики. От этого футболка плотно легла на её большие груди, выделив соски.

«Извини, дорогая. Парни хотят поиграть в покер».

«Oх. Ну, ладно. Видимо, придётся отложить наше личное время». Эмбер взглянула на чёрных ребят, в надежде, что на их лицах проявится хоть какое-то выражение вины, и они оставят их в покое, но они лишь пялились на её груди. «Я пойду на верх, переоденусь».

«Не стоит переодеваться ради нас, маленькая леди, ты нас совсем не смущаешь», — сказал Уокер.

Эмбер фыркнула. «Я скоро вернусь». Она отпустила низ футболки, когда поднялась на лестницу. Четыре черные головы повернулись посмотреть, как она поднимается по лестнице. Её стройные голени напрягались с каждым шагом, футболка Эмбер прилипла к спине, открыв всем мужикам прекрасный вид на её упругую попку, которую облегали кружевные, черные трусики.

«Мы можем использовать кухонный стол», — сказал Фред. Он взял пиво и забил им холодильник, предварительно передав по одной баночке каждому чёрному парню и себе. Уокер достал свой набор игральных фишек и карт. Он быстро раздал каждому игроку фишки стандартом в 50 долларов, собрав со всех деньги.

Прошло уже две раздачи, когда спустилась Эмбер. Фред не удивился, когда все четыре чернокожих мужчины переключили всё своё внимание на неё. Он знал, что он счастливчик. Эмбер, казалось, просто не способна выглядеть не сексуально, независимо от того, во что она была одета. Она была босая, и даже её ступни выглядели мило с её маленькими накрашенными ноготками. Эмбер надела узкие джинсы и свитер, который был ей немного мал, и открывал обзор на её пупочек и плоский животик, когда она тянулась за чем-то. Фред мог заметить, что она одела бюстгальтер, потому что её сиськи сильно не тряслись, однако из-за короткого свитера они сильно выделялись. Она завязала свои длинные светлые волосы сзади, в пучок, и сняла линзы, нацепив тёмные очки. Она попыталась одеться, насколько возможно не привлекательно, но эти волосы и очки сделали её похожей на сексуальную библиотекаршу. «Позвольте мне угостить вас чипсами и соусом, ребята». Эмбер всегда хотела быть гостеприимной хозяйкой, и она взяла миску, наполнив её чипсами.

«Я возьму еще пивка, маленькая леди», — сказал Фрэнк.

«Я тоже», — хмыкнул Дик.

«Фул хаус», — сказал Фред, бросив карты на стол, и подтаскивая к себе чипсы. «Тебе должно везти, милый». Фред быстро сказал пас, когда раздавал Амос, и проиграл ещё чуть больше, когда раздавал Фрэнк. Фрэнк, казалось, всегда раздаёт ему самые плохие карты.

«Я возьму ещё пива», — сказал Фрэнк.

«И мне, если не трудно», — добавил Уокер. «И почему бы тебе тоже не выпить пивка, Эмбер?»

«Я думаю, одна баночка пива мне не повредит», — сказала Эмбер. Она принесла мужчинам пиво. В эту раздачу за столом остались только Уокер и её муж, и ставки были высоки, вероятною больше тысячи долларов. Её пульс участился при мысли, что она могла бы выиграть все эти деньги. Она откупорила банку пива и сделала глоток, почти сразу выплюнув всё, что проглотила.

«Не такое дорогое пиво, к которому вы привыкли» — засмеялся Фрэнк. Другие чернокожие мужчины засмеялись вместе с ним.

«Мне нравится Бад», — ответила она.

«Ты испорченная богатая девочка?», — Сказал Дик. «Пей, пиво рабочих парней, что у тебя в руке».
Эмбер посмотрела на мужа, который только пожал плечами. Она сделала еще один глоток пива и заставила себя проглотить его. Фред улыбнулся ей и подмигнул, положив на стол свой флеш против двойной пары Уокера. Дрожь пробежала по телу Эмбер, когда она представила, что это она выиграла эти деньги. Её соски напряглись и она немного возбудилась. К счастью, её бюстгальтер был достаточно плотный и не позволил им слишком сильно выступить из-под свитера, тем не менее, их было видно.

«Я выхожу из игры», — сказал Уокер. «Не против, если я посмотрю телевизор?»

«Иди за мной», — сказала Эмбер, — «я дам тебе пульт».

Уокер отправился в гостиную: «Офигеть!» — крикнул он через несколько минут.

«Там всё хорошо?» — крикнул Фред из-за карточного стола.

«Просто рад видеть, что у тебя кабельное телевидение, богатый мальчик», — крикнул в ответ Уокер.

Фред вернулся к игре и раздал карты. «Можешь, передать мне ещё пива, милая?»

«Конечно», — ответила она, возвращая своё пиво, поморщившись. «Кому-нибудь ещё?» — все три чернокожих мужика захотели ещё по пиву, и Уокер крикнул из гостиной, что ему нужно тоже.

«Знаешь, Эмбер», — сказал Дик после того, как она вернулась из гостиной, где передала пиво Уокеру, — «Игра только началась, а в покер лучше играть впятером. Почему бы тебе не присоединиться к нам?»

«Я не думаю, что это хорошая идея», — сказал Фред. Он уставился на темнокожего мужчину. Разве он не помнит, о чём он рассказал им на прошлой неделе, какие у Эмбер проблемы?

«Я думаю, это должна решать твоя жена. Что скажешь, Эмбер?»

Эмбер открыла ещё одно пиво, продолжая корчиться от его вкуса, сделав глоток. «Фред прав, это не очень хорошая идея. Хоть я и люблю покер», — вздохнула она.

«Тогда присоединяйся к нам. Муж выиграл достаточно, чтобы одолжить тебе немного».

Эмбер ощутила, как её трусики слегка намокли от мысли, что она сможет поиграть в покер. «Как я уже сказала, я бы с удовольствием, но у меня есть пристрастие к азартным играм».

«Тем лучше для тебя. Разрешается ставить не больше 50 долларов. Ты не сможешь проиграть больше».

«Неужели?» — Эмбер опустила своё пиво, почувствовав, что она уже немного пьяна. Она села на место выбывшего Уокера.

«Эмбер», — сказал, сглотнув, Фред. «Я не думаю, что…»

«Это могло бы помочь ей», — прервал его Дик. «Это может научить ее контролировать свои ставки».

«Я думаю, что смогу справиться с этим, всего один раз», — сказала Эмбер, глядя на карты.

«У нас у всех денег поровну», — сказал Фрэнк, вступив в разговор в первый раз с того момента, как Дик попросил Эмбер присоединиться к ним. Амос тоже молчал во время всего разговора. «За исключением вашего мужа, у которого все деньги Уокера. Дай ей половину, и мы снова все будем на равных».

Фред передал Эмбер 50 долларов фишками. «Дорогая, это мои деньги, хорошо? Ты, на самом деле, будешь играть не своими деньгами. Я просто разрешил тебе немного поиграть в карты с моими деньгами». Он надеялся, что это заставит отнестись её к игре немного по-другому. «Если ты выиграешь, вернёшь деньги мне».

«Договорились, Фред», — ответила она.

«Пятикарточный дро-покер». Фред раздал карты. Эмбер контролировала себя и вышла из игры в самом начале. Амос выиграл небольшой банк. Амос сдал карты и Фрэнк выиграл немного денег. Эмбер выиграла приличный банк после сдачи Фрэнка, а потом ещё раз, когда снова сдавал Фрэнк. Фред видел, как его жена немного ёрзает на стуле. Азартные игры возбуждали её, если она выиграет сегодня, то вечером будет настоящей фурией в постели. Это заставило его немного расслабиться. Он продолжал контролировать их деньги, она не навлечёт больше на них бед, даже если у неё случится рецидив.

Деньги у Эмбер начали таять после того, как все уже сделали по несколько раздач. Раздача перешла к Фрэнку. «Мой удачный парень» — сказала Эмбер, слегка растягивая слова. Она только что выпила своё третье пиво. Фрэнк подмигнул ей. Она всегда выигрывала, когда он сдавал карты. Эта раздача прервала эту серию, и она проиграла почти все свои деньги.»Прости, милый», — сказала она, глядя на последние, оставшиеся у неё фишки.

«Это всего лишь игра», — ответил ее муж.

Эмбер выиграла маленький банк, когда раздавал Дик и ещё один, когда сдал Фред. Она снова оживилась. Сдача перешла к Фрэнку и он снова оказался её талисманом. Он сдал очередной круг пятикарточного дро-покера. Она подняла ставки, пока Амос и Фрэнк не спасовали. Она взглянула на своего мужа, который старался сохранять серьёзное выражение лица, но могла предположить, что у него хорошая рука. Дик смотрел на неё ухмыляясь. Вероятно, думает, как сострить, предположила она. Дик поставил на кон все свои деньги, её муж последовал его примеру. «Я… хм… у меня нет так много», — сказала она, запаниковав.

«Тогда ты выбываешь», — сказал Фред.

«Не так быстро, белый мальчик», — сказал Дик Лонг. «У твоей жены есть кое-что, что она может поставить на кон».

Фред почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. Стол снова замолчал. Он знал, что собирается предложить Дик.

«Что это?» — спросила она.

«Ставить что-то ещё, кроме денег, против правил», — сказал поспешно Фред.

«Ты можешь сделать минет победителю». Дик повернулся и пристально посмотрел ей в глаза.

Теперь настала очередь Эмбер, почувствовать, как кровь отхлынула от щек. «Что за человек может такое предложит?»

«Тот, который хочет минет. Как ты думаешь, у тебя хорошая рука, или ты пас?»

«В Вегасском покере я могу ставить только то, что у меня есть…»

«Это не Вегас, белая девочка. Подумай теперь, действительно ли у тебя хорошая рука?»

«Но твоя штука… это не то, что у моего мужа. Я не могу делать тебе минет. Я женатая женщина. Я это даже с Фредом не делаю».

«Фред слабак. Всем известно, что минет — это не измена».

«Просто пасуй, дорогая», — сказал Фред. Он подскочил, когда Дик стукнул его ногой под столом. Чёрный мужик подмигнул ему, когда Эмбер заглянула в свои карты. На прошлой неделе, он пообещал Фреду, что поможет ему заставить его жену сделать ему минет, и Дик, видимо, собирался сдержать своё обещание. «Но, решать тебе».

Эмбер посмотрела на мужа, не поверив своим ушам. «Мне нужно в ванну. Я решу, когда вернусь». Она вышла из комнаты.

«Мудак», — сказал Фред Дику. «Я же сказал тебе, что у неё зависимость к азартным играм. Ты о чём думал?»

Дик усмехнулся. «Я просто пытаюсь вам помочь. Посмотри, какие у неё карты». Фред уставился на него, пока он не повторил: «Переверни её карты и посмотри, какая у неё рука».

Фред протянул руку и сжульничал. «У нее был стрит».

«Ты выигрываешь у неё?»

«Да, у меня флеш».

Дик посмотрел на свою руку и показал Фреду две карты. «Пара десяток. Я сказал тебе, что сделаю так, чтобы твой член отсосали. Прими мой подарок и радуйся. Она так будет рада, что ей не нужно будет делать мне минет, что ты получишь минет всей своей жизни». Дик выпрямился, когда вернулась Эмбер. «Ну, что ты решила?»

«Я пас», — ответила она.

«Хороший выбор», — сказал Фрэнк. «Не доставляй этому мудаку удовольствие «.

Фред барабанил пальцами по столу. «Я думаю, ты должна продолжить игру, дорогая», — сказал он практически шепотом.

«Плохой выбор», — сказал Фрэнк, но улыбнулся.

Эмбер, не веря, уставилась на мужа. «Ты серьёзно?»

«Если ты думаешь, что у тебя хорошая рука, ты должна остаться в игре. Ты можешь выиграть весь банк или сделать мне минет сегодня».

«Или этому отморозку».

«Может быть, но ему нужно сперва победить и тебя и меня».

Эмбер взглянула на деньги. У нее был шанс утроить те деньги, которые ей дал муж, позволив играть. Он не шутил, он отнимет их все, но она точно знала, что он купит ей что-нибудь приятное на них. «Я сделаю это».

«Ты уверена, Эмбер?» — спросил Фрэнк.

«Заткнись Фрэнкибин», — сказал Дик. «Что у тебя, белый мальчик?»
«Флеш».

Эмбер, внезапно, почувствовала себя плохо. Она только что проиграла. Слава богу, минет для Фреда ещё не самое худшее, что могло с ней случиться. «Стрит». Она открыла свои карты. Фред улыбался ей. Он действительно хотел этого, и она сделает ему лучший минет в жизни. Она сглотнула, настала очередь Дика показать свои карты.

«Пара десяток».

Эмбер почувствовала огромное облегчение, а улыбка Фреда стала ещё шире.

Дик открыл остальные свои карты. «И еще пара десяток. Я победил».

Улыбка Фреда погасла. «Что за черт?»

Эмбер с ужасом уставилась на четыре десятки. «О, нет», — прошептала она.

«Время платить». Дик встал. Его гигантский мышечный каркас навис над всё ещё сидящими за столом игроками. Его тёмно-чёрная кожа показалась ещё более тёмной, когда он улыбнулся показав отсутствующие зубы. Оставшиеся зубы у него были желтыми и кривыми. Эмбер отодвинулась на стуле и отошла от стола, словно лань, которая приготовилась к побегу. Дик схватил ее за руку и практически потащил за собой. «Мы можем сделать это в гостиной. « Она повернулась и посмотрела на мужа, прежде чем исчезла из вида.

Фред сделал движение, чтобы встать, но руки Амоса сомкнулись на его шее, и удержали на стуле. Руки стали сжиматься сильнее, пока Фред окончательно не прекратил сопротивляться. «Ставка есть ставка», — прошептал Амос на ухо Фреду.

«ОБОЖЕМОЙ!» — крикнула Эмбер из гостиной.

«Он причинил ей боль», — хныкнул Фред.

«Не-е», — сказал Амос. «Она просто увидела его хуй, вот и все».

Фрэнк заговорил. «Он проделал то же самое с женой Уокера».

«Вы должны были предупредить меня», — стал жаловаться Фред.

«Я говорил ей не делать этого» — пожал плечами Фрэнк.

Фред закрыл глаза, чтобы сдержать слезы. «Неужели у него действительно такой большой?»

«Ты сможешь пойти посмотреть сам, когда успокоишься». Амос ослабил хватку.

«Я должен остановить это», — сказал Фред, задыхаясь, и руки снова затянулись на его шее.

Амос снова шепнул ему на ухо. «Послушай, белый мальчик, твоя жена играла на твои деньги. Ты сам так решил. Это значит, что ты должен заплатить долг. Лонгу Дику сегодня отсосут хуй, и поскольку ты этого делать не хочешь, это сделает твоя жена».

Амос почувствовал, что Фред полностью сник, и он отпустил горло Фреда. Амос хлопнул его по спине. «Может быть, это станет уроком для твоей жены, что не нужно увлекаться азартными играми. А теперь вот что, я никогда не видел, чтобы симпатичная белая девушка сосала чёрного монстра Дика, и я не собираюсь пропустить такое шоу».

«Я тоже», — сказал Фрэнк.

Фред посмотрел вслед ушедшим в гостиную чёрным мужчинам. С неохотой, Фред отодвинул свой стул, чтобы пойти за ними. Он направился в свою гостиную. Сначала он ничего не мог разглядеть, так как Фрэнк и Амос загородили ему обзор. Уокер сидел в кресле. Он выключил телевизор. Дик стоял в центре гостиной. Он снял рубашку. У него была темнейшая африканская кожа, и мышцы были чётко выраженными. Телосложение этого парня заставило Фреда устыдиться своего собственного тела, хотя он был на 30 лет старше Фреда. Штаны чёрного мужика были спущены до лодыжек. Фред увидел золотые волосы Эмбер раскачивающиеся на уровне пояса Дика. Он зашёл за диван и едва не задохнулся от увиденного.

Эмбер так широко раскрыла рот, что казалось, будто у неё сломалась челюсть. Из её рта примерно на 17 сантиметров торчал чернейший чёрный член, какой Фред только мог себе представить. Сказать, что толщиной он достигал банку пива, было бы преувеличением, но небольшим. Эмбер отстранилась назад, чтобы набрать воздуха, и Фреду открылся полный обзор на монстра, который был у неё во рту. Дик не лгал, когда хвастался, что его член достигает 32 сантиметров в длину. Ещё это была самая уродливая штука, из всех виденных Фредом. Чёрный мужчина был необрезанным, и большой морщинистый мешочек покрывал огромную залупу. Залупа, казалось, хотела вырваться из мешочка, когда чёрный мужик охнул. Эмбер протянула руку и натянула кожицу на залупе. Огромная головка члена полностью показалась из-под шкурки. Как по цвету, так и по размеру она напоминала огромную, тёмную сливу. Теперь, с залупленной головкой, его член выглядел совсем по другому. Из уродливой, морщинистой палки он превратился в стальной, жёсткий фаллос, который мог бы послужить моделью для огромного фаллоимитатора. Эмбер не могла оторвать от него взгляд, она смотрела на него с восхищением и ужасом. Рука Дика легла ей на затылок и притянула обратно к своему члену. Она снова попыталась проглотить его, но подавилась.

«Эмбер, ты в порядке?», — сказал Фред.

Эмбер, наконец, взглянула на мужа. Член Дика елозил по её щекам, носу и губам, иногда оставляя слизистый след. «Ты видишь это?» — спросила она. Фред кивнул, и она опозорила его, сказав: «Эта штука в два раза больше, чем у тебя». Все чёрные мужики улыбнулись.

«Давай соси. Я не собираюсь тут стоять весь вечер», — заворчал Дик. «Просто заглатывай сколько сможешь. Остальное можешь надрачивать. Я кончу быстрее, если ты ещё поиграешь с моими шарами».

Эмбер полностью взяла в рот головку члена и начала сосать. Она начала двигать головой так быстро, как только могла. 10—12 сантиметров она смогла проглотить довольно легко.

Ее правая рука начала поглаживать оставшийся ствол. Рука начала двигаться быстрее, когда слюна стала сочиться из под её губ, помогая смачивать ствол. Фред увидел, как другой рукой она стала месить яйца Дика. Они полностью подходили своими размерами к его члену. Каждый отдельно взятый шар был больше чем вся мошонка Фреда, и вероятно, достигал размеров теннисного мяча. Его яйца были чрезмерно волосатыми, и морщинистая, чёрная кожа была такой же, как на его крайней плоти.

«Вот и всё», — простонал Дик «Я думаю, ей начинает нравиться сосать этот большой, чёрный хуй». Эмбер отрицательно замотала головой, но продолжила движения головой взад-вперёд. «Обманщица, бьюсь об заклад, что твоя киска сейчас мокрая. Я готов спорить, что тебе интересно, каково это ощутить нечто подобное в своей тугой белой киске. Оу! Сожми мои орешки снова, сучка, и пусть твои губки поцелуют мой лобок. Я скоро кончу. Сможешь поблагодарить меня, когда всё закончится».

Амос загородил проход Фреду, который, кажется, снова попытался вмешаться. «Это твоя первая белая девушка?» — спросил он. Амос схватился за свою промежность, словно она причиняла ему боль.

Дик отвел взгляд от Эмбер и посмотрел на Амоса. «Не-а, но она первая, которой мне не нужно платить».

Эмбер издала несильный стон, но продолжила сосать.

«Я больше не могу терпеть», — сказал Амос.

«Что ты делаешь?» — спросил Фред, с ужасом взирая, как другой чёрный мужик спускает штаны.

«Мне нужно вздрачнуть». Амос вытащил еще один огромный хуй. Его монстр был темно-коричневым, и тоже необрезанным. Его ствол в длину достигал, вероятно, 30 сантиметров, толстый член выступал из густой копны седых лобковых волос. Амос плюнул на руку и стал водить ей вдоль ствола.

Ситуация, казалось Фреду сюрреалистичной. Его красивая молодая жена стояла на коленях перед черным мужиком, который был старше её отца, и который, как казалось Фреду, сидел когда-то в тюрьме. Она сосала уродливый, чёрный член, такой огромный, вероятно в два раза больше чем у Фреда. Другой черный мужик, достаточно старый, чтобы быть дедом Эмбер, надрачивал свой огромный член у них в гостиной, смотря на Эмбер. Ещё два старых чёрных мужика, один худой другой толстый, смотрели на всё это, как на шоу.

«Скоро кончу», — прорычал Дик.

Эмбер освободила рот, но ее рука продолжала дрочить член.»Предупреди меня, перед тем, как кончишь», — сказала она, прежде чем снова приблизила свои губки к его залупе. Прежде, чем она проглотила её, Фред заметил, что крайняя плоть полностью освободила залупу, и головка члена разбухла ещё больше, чем раньше.

«Минет не считается, если ты не проглотишь». Дик схватил её голову натянул на член, глаза Эмбер расширились. Она стала издавать булькающие звуки, и молочно-белая сперма потекла из уголков её рта. Фред смог увидеть, что залпов спермы было несколько, и почувствовал ревность, понимая, что это была первая сперма Эмбер, которую она попробовала на вкус. Дик оказался типичным козлом, он быстро выдернул свой член из её рта, и ещё несколько выстрелов спермы легли на лицо Эмбер. Она удивила Фреда, подавшись вперёд, и обхватив губами головку члена, сделав ещё несколько глотков. Её рука теперь продолжала дрочить член, словно выдаивая из него остатки спермы. Эмбер, наконец, отстранилась, в изумлении глядя на всё ещё твёрдый член, болтающийся перед её глазами. Она отпустила его, и тёмная крайняя плоть медленно сомкнулась на уменьшающейся головке члена. Это было похоже на возвращение змеи в нору. «Эй, шлюшка, посмотри-ка».
Эмбер повернулась в ту сторону, куда кивнул Дик и столкнулась с другим разбухшим, черным членом. Головка, которая казалась, разозлённой, взорвалась, как только глаза Эмбер остановились на ней. Огромная волна спермы залила её лицо и свитер. Сперма накрыла её глаза и ослепила её, она почувствовала, как новая залупа надавила на её губы. Она раскрыла их, как раз во время, и её рот наполнился другой горячей спермой, которую она проглотила, освободив место ещё для нескольких маленьких волн. Она увидела только мужской член и понятия не имела, чью именно сперму она сейчас проглотила. Член оторвался от её рта, но её тело, казалось, потянулось за ним, словно желало получить больше спермы. Она услышала крик мужа: «Вот и все. Шоу закончилось. Пошли все вон». Раздался смех и шлепок, словно кто-то «дал пять» кому-то. Кто-то из чёрных мужчин пукнул, выходя из комнаты. Она услышала, как кто-то стал собирать фишки для игры в покер. Когда, как показалось, все ушли, она вытащила из-под свитера вспотевшую рубашку и вытерла глаза. Фред вернулся и помог ей подняться в душ. Они согласились простить друг друга и обнялись, хоть Фред и не стал целовать её в губы. Чёрный мужик оказался прав, её киска намокла пока она сосала его член, и Эмбер в глубине души надеялась на секс вечером, но, когда Фред разделся, его член не поднялся ни на сантиметр. Казалось, что он напротив, сжался в мошонку, став ещё меньше.

*****************

Через неделю, в пятницу утром, Фред проснулся и обнаружил, что его пенис погружён в рот жены. Ей было легко сосать, она могла полностью проглотить его ствол, при этом облизывая его яички языком. Отношения между ними стали напряжёнными в последнее время. Ему понадобилось три дня, прежде чем он снова смог поцеловать Эмбер в губы. Через пять дней к нему вернулась эрекция и они страстно занялись любовью тем вечером, простив друг друга по настоящему. В следующий вечер она, наконец, взяла в рот у Фреда, и ему было не важно, делает это она из чувства вины или любви, потому что это было волшебно. Она проглотила каждую каплю, которые смогли произвести его маленькие шарики, и прошлой ночью и этим утром. Ей, похоже, понравился вкус спермы. Эмбер взобралась на него и положила голову ему на грудь. «Я буду скучать по тебе».

«Я тоже буду по тебе скучать. Я хотел бы остаться здесь на весь день, но мне лучше всё подготовить и отправляться в дорогу». Фред слез с кровати, когда Эмбер сползла с него и пошла в душ. Он будет отсутствовать на фармацевтической конференции до вторника, путь займёт семь часов. Они поцеловались в дверях. Фред первым прервал поцелуй и спустился к машине, прежде чем снова вернуться к жене. «Запомни, закрой дверь и не позволяй Ричарду Лонгу даже приближаться к нашему дому». Фред прекратил называть его Дик, потому что не хотел напоминать Эмбер о его пенисе. «Увидимся через пять дней.

Фред уже собирался выехать за пределы района, когда внезапно заметил Фрэнка Бина, который возился с задним сиденьем своего пикапа. Он избегал чёрных мужиков всю неделю, но не мог бросить соседа, который нуждался в помощи. Фред припарковался на лужайке и помог Фрэнку вытащить кресло из пикапа. Они взялись за сиденье с разных сторон и понесли его к дому. «Вот сюда», — сказала грузная, чернокожая старуха.

«Фред, познакомься с моей женой, Джин», — сказал Фрэнк.

«Джин Бин», — сказал Фред.

«Я не хотела выходить замуж за этого старого дурака из-за этого», — засмеялась чёрная женщина.

Фрэнк и Фред положили сиденье. Фрэнк поблагодарил его, и Фред уже хотел выйти, как вдруг, заметил фотографии на стене. «Это ты и Сэмми Дэвис младший?»

«Да, точно. Я его открыл».

На одной фотографии был изображён рекламный плакат, намного более молодого Фрэнка, одетого в костюм фокусника. Он держал волшебную палочку над столиком с картами. Реклама гласила, что он Биндини. Также была фотография, на которой Фрэнк раздавал карты в блэкджек, сидя за столом с Сэмми Дэвисом, Синатрой и женщиной, похожей на Энджи Дикинсон. «Ух! Ты должен рассказать мне несколько историй, когда-нибудь».

«У меня полно свободного времени. Я могу часами говорить о днях, проведённых в Вегасе».

«Как-нибудь в другой раз. Я буду на конференции, все выходные».

«Конечно сосед. Спасибо за помощь.»

На полпути к конференции фотографии вдруг всплыли в мозгу Фреда. Фрэнк был профессиональным карточным дилером в Вегасе, в начале 60-х. Он также был фокусником, специализирующимся, главным образом, на карточных фокусах. Ричард упомянул, что его жену можно вовлечь в игру в карты, в их первой игре, когда он стал настраивать Фреда на cтавку в виде минета. Все раздачи Фрэнка были хорошими для Эмбер, кроме той, когда она попалась на этот развод. «Мой счастливый парень», — сказала она в тот вечер. Фрэнк был самым дружелюбным стариком. Самым приветливым из всех четырёх. Мог ли он так подставить Фреда и Эмбер? Хуже всего то, что Фред сказал ему, что уезжает на всю неделю. Фреду остался час, чтобы доехать до конференции, когда он резко развернул автомобиль в обратную сторону. Начинался дождь.

***************

Эмбер по-настоящему трясло, когда она подошла к двери. Она вскочила, когда звонок прозвенел третий раз. Она только-только вышла из ванны, когда раздался звонок. Она не знала, кто это может быть. Свет в доме был выключен за исключением ванны и спальни, и в гараже, где стояла её машина. Она одела спортивные шорты и рубашку, прежде, чем спустилась по лестнице. Она посмотрела в щель между занавесками у видела старика Фрэнка Бина, промокшего возле их крыльца. Она включила свет и открыла дверь, не снимая дверной цепочки. «Фрэнк, в чём дело?».

«Вечер покера», — улыбнулся он и поднял колоду карт.

«Ну, заходи, не мокни под дождём». Она туго затянула халат вокруг своей талии. «Фреда нет. Он уехал из города».

«Вы не предупреждали».

«Держи дверь», — крикнул кто-то, и Уокер с Амосом, появились из темноты, схватив дверь, прежде чем она успела закрыть её.

Испугавшись, Эмбер отступила назад и чуть не закричала.

«Его здесь нет, Эмбер. На прошлой неделе, после игры, мы сказали ему, что он больше не будет играть с нами». Фрэнк дружески похлопал её по плечу.

«На том же месте, что и на прошлой неделе?» — Уокер разложил фишки для покера на кухонном столе, а Амос забил холодильник дешёвым пивом. Он вручил Эмбер одну банку.

«Я только что сказала Фрэнку, Фреда нет в городе».

«Вот, дерьмо. Мы надеялись, что вы оба будете играть, после того, как мы прогнали этого мудака», — проворчал Амос.

«Ну, тогда будем играть вчетвером», — сказал Уокер, впихивая в кресло свой толстый живот.

«Я рассчитывала, что игра начнётся ранним вечером», — сказала Эмбер, но её глаза жадно смотрели на покерные фишки, карты, и пятьдесят долларов, которые Уокер достал из своего кармана.

«Да, брось, Эмбер», — сказал Фрэнк, усаживаясь за стол. «Всего лишь одна маленькая игра. Те же правила, что и на прошлой неделе, только по 50 долларов. Я уверен, Фред оставил тебе немного деньжат».

«Он оставил мне $ 150 долларов», — ответила она. Эмбер старалась не открывать глаз, чтобы победить желание усесться с ними за стол. «Но это всё, что у меня есть, на все выходные, и мне нужно купить продукты и заправить машину».
«Ладно, даже если ты проиграешь, у тебя останется 100 долларов, тебе хватит». Фрэнк ногой подвинул пустой стул по направлению к Эмбер. «Но если ты выиграешь, ты можешь удвоить ставку».

«Я думаю, вы правы. Хуже не будет. Разве не так?» Эмбер вспотела и тяжело дышала. Руки у неё дрожали, когда она отправилась к себе в комнату, чтобы достать из кошелька деньги. Она взяла 50 долларов и вернулась в кухню. Руки у неё перестали трястись, как только она села за стол, и увидела, как её деньги превратились в фишки для покера. Она сразу же почувствовала себя намного лучше, когда Уокер сделал первую раздачу. Амос вскрыл банку пива и передал ей.

Через час…

Эмбэр полезла в кошелёк за последней 50-долларовой купюрой. Мальчики оказались щедрыми и позволили ей купить ещё несколько фишек. Она была благодарна им, что они дали ей возможность отыграть свои деньги. Удача скоро повернётся к ней лицом. Она вернулась и отдала деньги Уокеру, который поменял их на фишки. Она обрадовалась, когда выиграла следующие две игры, но потом деньги снова стали таять. Фрэнк раздал карты для игры в «Севен кард стад» и банк начал расти. У неё на руках было две шестёрки, а третья была на столе, как и пара семёрок. Она вздрогнула, когда Амос снова поднял ставку. «У меня недостаточно».

«Тебе нужно не меньше пятнадцати», — заявил Фрэнк. «Тогда ты выбываешь».

«Я не могу. У меня не останется денег на выходные». Глаза Эмбер расширились от ужаса.»Может кто-нибудь одолжить мне 15 долларов? Я верну».

«Ты можешь заплатить мне, как Дику на прошлой неделе», — сказал Амос.

Эмбер покраснела. «Я этого никогда больше не сделаю. А тебе и подавно». Амос поднял вверх руки в знак капитуляции.

Фрэнк протянул руку и положил на руку Эмбер. «А мы никогда не заставим тебя делать это снова. Не так ли, ребята?» Рука Фрэнка полностью накрыла руку Эмбер.

«Мы не извращенцы», — хмыкнул Уокер. «Но мы мужчины. Я отдал бы тебе пятнадцать долларов от моего выигрыша, если бы ты одела что-нибудь сексуальное. Я думаю, то бикини в котором ты была, когда возилась в саду, прекрасно подошло бы для этого».

«Я не надеваю бикини, когда играю в покер».

«Я бы тоже заплатил пятнадцать долларов за это», — сказал Амос.

«Я бы солгал, если бы сказал, что не заинтересован в этом». Фрэнк откинулся на спинку стула и вздохнул. «Я думаю, что это предложение. Я знаю, ты не хочешь этого делать, поэтому ты можешь отказаться и мы пойдём домой, но ты бы порадовала трёх стариков, которые играют в карты с такой красивой женщиной».

Уокер добавил: «Помимо всего прочего, у тебя будет 30 лишних баксов для игры».

Эмбер на минуту задумалась. Ставки были высокими, если она выиграет этот кон, она вернёт почти все свои деньги. А с 30 дополнительными баксами через несколько удачных для неё игр, она вернёт себе всё. Эмбер отодвинула стул и встала. «Я скоро вернусь».

Эмбер вернулась через десять минут, одетая в халат. На её месте её ждала полная, холодная банка пива, она открыла её, сделав глубокий глоток.

Она уже была немного пьяна, и пиво придало ей храбрости. Три пары глаз были направлены на неё, когда она расстегнула пояс и позволила халату упасть на пол.

«Иисусе!», — Сказал Уокер.

Амос высказался грубее: «Это чертовски аппетитная попка».

«Ты невероятная, Эмбер», — сказал Фрэнк, подмигнув ей. «Я не уверена, что это была хорошая идея. Я не смогу сконцентрироваться на картах».

Первой реакцией Эмбер был наклон вперёд, так она попыталась стать меньше, но от этого её груди глубоко свисли вниз. Она заставила себя выпрямиться. Они уже видели её в топе, но в шортах. Трусики были очень маленькими, поэтому она брила промежность. Успокаивало то, что три мужика были старыми и казались совершенно безобидными. К тому же ей было лестно, с каким восхищением они смотрели на неё. Эмбер расслабилась и улыбнулась. «Давайте играть в карты».

«Во-первых, позвольте выдать вам ваши фишки», — сказал Фрэнк, пододвигая к ней свои фишки, когда она села. Другие последовали его примеру. Эмбер положила в банк деньги, которые была должна. «Эмбер в игре. Вскрываемся».

«Фулхаус», — сказала Эмбер, «шестерки над семерками».

«Я пас», — Фрэнк бросил свои карты.

«Ты победила меня», — сказал Уокер, тоже бросив карты.

«У меня тоже фулхаус», — сказал Амос ухмыляясь. «Десятки над пятёрками».

«Дерьмо!» — Эмбер бросила карты на стол. Она была очень раздосадована. У неё в руках так часто были хорошие карты, но она не могла выиграть. Она выпила ещё пива.

Прошло ещё несколько кругов, Эмбер выиграла несколько маленьких банков. Игра и пиво возбудили её. Ей захотелось, чтобы Фред был дома, чтобы удовлетворить её нужды. Конечно, он бы сильно разозлился, увидев, что она играет в азартные игры, так что уж лучше она побудет возбуждённой без Фреда эти выходные. Её соски напряглись, когда она представила себя с Фредом в постели. Она чувствовала себя виноватой перед Фредом за прошлую игру в покер, поэтому она заглаживала свою вину, делая ему минет. Она открыла для себя, что ей нравится ощущать мужской пенис у себя во рту, с того момента, как Дик Лонг заставил её отсосать ему. «Кто был другой?» — вырвалось, внезапно, у неё.

«Какой другой?» — Спросил Фрэнк.

«Ещё один с прошлой игры в покер», — ответила она, пожалев, что не сдержала язык за зубами. «Тот, кто дрочил на меня».

«Виноват», — сказал Амос, поднимая руку.

Эмбер взглянула на него, но не увидела старого черного мужчину. Вместо него, на неё смотрела большая коричневая головка члена, вспухшая и сердитая. Сперма вылетела из головки и брызнула на ее лицо, прежде чем она успела открыть рот и сделать несколько глотков тёплой спермы.

«Зачем?»

«Зачем я дрочил на тебя?» — рассмеялся Амос. «Разве могло быть иначе? Это была самая сексуальная сцена, какую я только видел. Поверь мне, эти старперы», — он указал на Фрэнка и Уокера, — «наверняка, тоже дрочили, когда вернулись домой».

Эмбер увидела, как Уокер кивнул в знак согласия, но лицо Фрэнка осталось безучастным. «Мне было не очень хорошо видно, но тебе достался большой член». В этот момент Эмбер поняла, что совершенно пьяна.

«Почти фут длинной», — ухмылка на лице Амоса говорила о том, что он гордится этим. «Не видела больше, но у Дика на дюйм короче, чем у меня».

«Как они могут быть настолько большими?»

«Это черные штуки», — сказал Фрэнк. «Мой тоже приблизительно 30 сантиметров, впрочем он у меня теперь не часто стоит. Я бы хотел, чтобы мне снова было семнадцать».

«А я 10-летним мальчишкой», — сказал Уокер. «Но должен сказать, что у меня самая толстая штука из всех, что ты видела».

«Господи! Я не знала». Эмбер посмотрела на свои карты, но ничего не увидела, снова представив длинные, чёрные члены Дика и Амоса.

«Готов поспорить, что у Фреда маленький?» — сказал Амос.

Эмбер покачала головой, не желая отвечать вслух, что у её мужа размеры члена даже наполовину не приближались ни к кому из них. «А женщины испытывают какие-то проблемы с такими большими?»

«Вовсе нет», — сказал Амос.

«Большинство женщин кончают, как сумасшедшие, насаженные на большой член». Уокер подмигнул ей и облизнул толстые губы.

Эмбер снова почувствовала себя неловко, увидев, как толстяк подмигивает ей. Увидев ухмылки превосходства на чёрных лицах, она решила прервать этот разговор. «Вернёмся к игре. Вот дерьмо, я снова пас». Эмбер упустила ещё один хороший банк.

«Ну, ты выходишь из игры?» — спросил Уокер, который собирался сдавать карты.

«Разве вы, ребята, не готовы оставить меняя в игре?»

«Что это значит для нас?»

В голове Эмбер пронеслось несколько вариантов. У нее было несколько драгоценностей, но не было денег. Ей нужно было отыграть свои деньги. Банк был достаточно большой, чтобы продолжить игру. «Мне нужно 20 баксов. Вам, ребята, понравилось это бикини? Что, если я сниму топ?»
«Это не справедливо», — проворчал Уокер. «Она должна была уже давным-давно выйти из игры».

«По мне, так это хорошая сделка», — улыбнулся Амос, глядя на её тело.

«Я склонен согласиться с Уокером», — сказал Фрэнк. «Конечно, мы оставим Эмбер в безвыходном положении, лишив её всех денег в эти выходные. Я буду чувствовать себя виноватым, за то, что не дал ей шанс отыграть свои деньги». Фрэнк кивнул, отвечая на благодарную улыбку Эмбер. «Давайте придём к компромиссу. Пусть Эмбер остаётся, но она должна полностью снять своё бикини».

«Я могу жить с этим», — сказал, кивая, Уокер.

«Хорошо, хорошо», — сказала Эмбер. «Договорились. Я иду наверх, мне нужно воспользоваться ванной. «Эмбер встала, чувствуя взгляды всех трёх пар глаз на её заднице, когда она выходила из комнаты. Она наклонилась, чтобы подобрать свой халат, и направилась наверх. Она вскоре вернулась с плотно подпоясанным халатом вокруг её талии. Три черных мужика сидели за столом, в ожидании уставившись на неё. Кто-то оставил дверь холодильника открытой. Она сглотнула. «Хорошо, мальчики, вот так». Она сбросила халат.

«Бля!»

«У неё, блядь, стоячие сиськи».

«Погляди какие бледные у неё блюдца, но вот соски у неё ярко-розовые».

Эмбер прикрыла ноги. Так как её промежность была бритой, её женские органы выпирали наружу. Её клитор и половые губы значительно выделялись. «Это стоит денег?» — она едва не рассмеялась, глядя на реакцию мужчин. Ей даже показалось, что Фрэнка и Уокера хватит сердечный приступ. Раньше только ее муж видел ее обнаженной, но она больше не чувствовала ни малейшей застенчивости, даже стоя обнажённой перед этими мужчинами.

«Похоже, я попал сюда как раз вовремя», — сказал Дик Лонг, закрывая холодильник.

Эмбер взглянула на всё ещё мокрого чёрного мужчину. Он был без рубашки, его мускулистая грудь блестела на свету. Ее недавно обнаруженный эксгибиционизм снова исчез, и одной рукой она прикрыла грудь, а другой свою голую промежность. Она повернулась и убежала в гостиную.

«Прости, Эмбер», — позвал Фрэнк: «Он пришёл просто поиграть в карты».

«Вернись, и дай мне разглядеть тебя», — крикнул Дик. «Мне пришлось потрудиться, чтобы отследить, куда делись парни, и я готов к игре».

****************

Фред остановился перед своим домом и припарковался у обочины. Он сидел в машине около двадцати минут, прислушиваясь к стучащему по крыше автомобиля дождю. Он вел себя глупо. Ему не нужно было разворачиваться возвращаться. Теперь ему придётся все эти часы ехать на конференцию под дождём. Дом был тёмным, кроме кухни. Он увидел какое-то движение сквозь занавески. Он решил подкрасться к окну и проверить, что делает Эмбер, перед тем, как снова отправиться в путь.

Фред вышел из машины и открыл своё чёрный зонтик. Подходя к дому, ему показалось, что он заметил, какое-то движение возле окна. У окна появилась чёрная фигура и начала заглядывать в кухню. Фред пробрался ближе и узнал Дика Лонга. Этот чёртов извращенец подглядывает за Эмбер, подумал Фред. Он стал оглядываться в поисках куска дерева или чего-то потяжелее, что бы он мог использовать в качестве оружия, в случае, если парень захочет не только подглядывать, но и что-то большее. Дик, похоже, совсем не обращал внимания на дождь. Фред прятался за деревом почти пятнадцать минут, наблюдая за Диком. Ему казалось, что он расслышал какие-то голоса в кухне, но из-за дождя не мог сказать точно, действительно ли он что-то услышал. В конце концов, боковая дверь дома открылась и к изумлению Фреда, из неё появился старый Фрэнк Бин. Фрэнк осмотрелся, увидел Дика и жестом пригласил его войти в дом. Когда чёрный мужик зашёл внутрь, Фрэд подошел к окну.

Черные мужчины сидели за столом, играя в карты. Фрэд увидел, как Дик снял свою мокрую рубашку и бросил её в раковину. Амос достал что-то из кармана и передал предмет другим мужчинам, которые стали передавать его по кругу. Кажется, это были синие таблетки. Каждый из мужчин проглотил по одной таблетке и запил глотком пива. Эмбер появилась в халате, как раз в тот момент, когда Фред наклонился, чтобы стереть капли дождя со своих глаз. Он услышал, как вскрикнула Эмбер, и когда поднялся, Эмбер уже ушла. Фрэнк позвал Эмбер из гостиной. Кажется, он сказал, что-то наподобие: « Если ты не вернёшься, то будешь оштрафована».

«Эмбер! Какого черта ты делаешь?» — прошептал Фрэд жене, когда она вышла из гостиной. Она была совершенно голой. Единственным, что было у неё из одежды, это её обручальное кольцо. Она держала в руках подушку, прикрывая свои груди и промежность.

«Так, Эмбер, милая, на это мы не договаривались», — сказал Уокер.

Эмбер отбросила подушку и села в кресло. Она взяла свои карты. Эмбер ухмыльнулась и выпрямилась, отчего её грудь показалась из-за стола. Она протянула руку и подтянула к себе фишки. Она, казалось, празднует победу в коне. Дик подмигнул ей и поставил перед ней свежее пиво. Он вытащил пачку денег и присоединился к игре.

Фрэду было совершенно очевидно, что сейчас происходит. Соседи воспользовались зависимостью Эмбер азартными играми и заставили её оплачивать свои долги раздеванием. Если он позволит этому продолжиться, то у него не было никаких сомнений, что они захотят большего, чем просто увидеть её голой. Фрэд достал свой мобильник и набрал номер Эмбер. Прошло несколько гудков. От Эмбер не последовало никакой реакции. Глупец! Конечно, её телефон, вероятно, остался в одежде, и она не слышит звонка. Они не позаботились о том, чтобы подключить домашний телефон.

Фред просто стоял. Он должен ворваться в дом и вышвырнуть всех этих чёрных мужиков. Дик Лонг сложил руки за головой, пока Уокер раздавал карты. Дик играл своими мускулами. Бицепсы у него были огромными, казалось, будто к его мускул есть свои мускулы. Его тёмная грудь хорошо выделялась и Фред заметил на ней несколько шрамов. Он сразу представил Дика в тюрьме, ведущим бой на ножах. Он, наверное, всегда носил в своём кармане острую бритву. Он вспомнил железную хватку Амоса, которую испытал на своей шее в прошлую неделю. Колени Фрэда подкосились от страха. Он не мог справиться с этими людьми. Он упал на колени в мокрую траву, чувствуя, как дождь льёт по нему, дрожащему от страха и трусости. Он должен доверять своей жене.

Фред стоял на коленях минут десять, пока не нашёл в себе силы снова подняться. Он встал у окна и стал наблюдать. К сожалению, Эмбер, кажется, проиграла большую часть тех денег, что выиграла ранее.

****************

«Я бы хотел еще один минет», — пробурчал Дик.

«Я никогда это не сделаю снова», — сказала Эмбер смело глядя ему прямо в глаза.

«Я думаю, тебе понравилось это», — сказал Дик, выиграв битву взглядов, так как Эмбер отвернулась.

«Успокойся», — сказал Фрэнк. «Эмбер ничего не должна делать, если она этого не хочет. Эмбер одарила Фрэнка ещё одной благодарной улыбкой. «У меня вот, кстати, есть кое-какие пустые карты в кармане».

«Зачем ты носишь пустые карты в кармане?» — Спросила Эмбер.

«Память подводит, поэтому я могу всё на них записывать». Фрэнк открыл карты и передал их Эмбер. Ты можешь использовать их, как ваучеры вместо денег».

«Что ты имеешь в виду? У меня не осталось ничего ценного, и я не собираюсь снова отсасывать этому мудаку». Эмбер искоса посмотрела на Дика, большой чёрный мужик лишь фыркнул, но улыбнулся ей своей щербатой улыбкой.

«Я не прошу тебя делать что-то, что ты не хочешь делать. Я лишь подумал, может быть, ручная работа».

«Что за ручная работа?»

«Ты подрочишь одному из нас», — сказал Фрэнк.

«Я не могу это сделать!»

«Это не измена, ничего подобного. На самом деле, ничего страшного. Послушай, я просто даю тебе шанс отыграть свои деньги».

«Значит, я просто использую руки, чтобы один из вас кончил?»

«Нам нужно установить правила», — сказал Уокер. «Например, сколько будет стоит ручная работа?»
«Как насчет пятидесяти долларов?» — Спросила Эмбер.

«Я бы не дал так много», — проворчал Уокер.

«Десять звучит лучше», — сказал Фрэнк и когда Эмбер сделала вид, что сомневается, он добавил, «соглашайся или выходи из игры».

«Мы также не можем позволить использовать все карты. Там в колоде, кажется, около пятидесяти штук. Если она на каждой напишет «ручная работа», у неё получится около трёхсот долларов», — сказал Уокер.

«Пятьсот, тупой ты осёл. Ну, хорошо», — сказал Фрэнк. «Мы тогда установим максимум в четыре карты. По одной карте для каждого мужчины. Договорились».

«Договорились», — сказали три других черных мужика.

«Договорились», — неохотно сказала Эмбер. Ей было нужно поставить на кон 20 баксов, поэтому она написала на двух картах «ручная работа» и положила их в банк. Чёрные мужчины, кажется, с жадностью смотрели на эти карты, но в конце Эмбер выиграла кон. Она сразу же подумала о том, чтобы разорвать эти карты, но Фрэнк уже начал раздавать следующий круг.

«В следующий раз сдай мне карты получше Фрэнкибинс», — сказал Амос, спасовав в самом начале.

У Эмбер были неплохие карты. Она посмотрела на свои фишки. У неё было 10$. Она сама удивилась, когда взяла карту и бросила в банк. Ни один из чернокожих мужчин не возразил, что она не использовала деньги. Следующая ставка равнялась лишь пяти долларам, поэтому она положила в банк фишку. Следующая ставка равнялась 10 долларам, и она бросила вторую карту с «ручной работой». «Две пары, Короли сверху», — сказала она вскрывая свои карты.

«Три семерки», — сказал Уокер, сгребая банк. «Можем ли мы взять перерыв? Я хочу отоварить одну из этих карт».

Эмбер кажется немного поплохело, когда она поняла, что натворила. Почему-то она совсем не планировала делать этому старому толстому негру «ручную работу». Впрочем и другим чёрным мужикам она не планировала дрочить. «Как насчёт того, чтобы я просто заплатила тебе номинал карты?», — спросила она.

«Как насчет того, чтобы намазать немного вазелина на руки, прежде чем дрочкануть мой член?»

Эмбер покраснела и смирилась с судьбой. Она ушла в ванную комнату и взяла банку вазелина. Уокер и другие чёрные мужчины перешли в гостиную. Эмбер с отвращением поняла, что у Уокера член уже стоял, потому что он смешно шаркал ногами, но и другие чёрные мужчины двигались так, словно у них у всех была эрекция.

«Черт возьми, я не могу этого дождаться», — сказал Уокер. Он провёл рукой по лысине. Свет блеснул отражением на его золотом зубе, когда улыбнулся вернувшейся Эмбер. Уокер был одет в коричнево-вельветовые брюки. Он расстегнул ремень и штаны упали на пол, он скинул штаны и обувь. Затем он снял белые семейные трусы, и остался только в белых носках и белой майке.

«Блядь, Уокер», — сказал Амос. «Ты не шутил, что у тебя толстая штука».

«А-то». Уокер сжал головку своего полностью вставшего члена и подмигнул Эмбер.

Эмбер в отвращении застыла. Она думала что у Дика уродливый стручок, но у Уокера он был отвратительным. На самом деле пенис выглядел как довольно мощный инструмент, отвращение такой молодой женщине как Эмбер, внушали остальные части Уокера. Пенис был толстым, нет, он был очень толстым. Он был толстым, как бутылочка кока-колы, и видом напоминал морщинистую тёмную колбасу. На нём появилась жидкость, которой стало ещё больше, когда головка полностью показалась наружу. Весь член был совершенно твёрдым и немного искривлённым. Он также был покрыт достаточно большими вспухшими иссиня-чёрными венами, так что она могла видеть их пульсацию. Уродливым его делало то, что он скрывался в треугольнике жира. Член прятался в толстых чёрных бёдрах мужчины. Низ треугольника образовывали черные толстые бедра негра. Верх образовывал колоссальных размеров пивной живот. Уокер сел в кресло и откинулся на спинку. Он натянул майку на свой большой живот, и раздвинул ноги. Жир раздвинулся, и она смогла разглядеть корень его ствола, растущего из большой копны седых лобковых волос. Она также разглядела его огромные яички, упирающиеся в кресло. Они были также уродливы, черны и морщинисты, как и крайняя плоть, и тоже были покрыты седыми лобковыми волосами.

«Когда закончишь им любоваться, можешь начать», — сказал Уокер.

Эмбер встряхнула головой, выходя из транса. Она зачерпнула пригоршню вазелина, потом подумала, какой это большой монстр, и зачерпнула ещё немного. Приближаясбь к Уокеру, она смотрела на его большой член. Один из негров протянул руку и сжал ее голую задницу, но она просто отстранилась даже не увидев, кто это сделал. Она опустилась на колени и протянула смазанную вазелином руку к члену. Он дернулся от ее прикосновения. Он был настолько толстым, что между пальцами у него был разрыв в два дюйма, когда она обхватила его рукой. Она скользнула рукой вверх и вниз по почти метровому члену, вращая рукой, чтобы полностью смазать его вазелином. Она использовала другую руку, чтобы оттянуть крайнюю плоть, пока та полностью не вышла. Она предположила, что обрезание не было так распространено раньше, когда родились эти чёрные старики. Член Уокера без крайней плоти мог бы выглядеть гладким и красивым. Она туго натянула крайнюю плоть, всё быстрее продолжая гладить ствол. Уокер застонал и запрокинул голову, когда она работала над его членом.

«Я дам тебе $40 за вторую карту», — сказал Амос. Он с благоговением смотрел, как сексуальная молодая белая девушка гладила толстый член Уокера.

«Да ну на хер», — застонал Уокер. «Я обналичу вторую карту завтра. Это белая шлюха знает, как доить член».

«Я не шлюха», — сердито сказала Эмбер, и попыталась сжать его член достаточно сильно, чтобы причинить ему боль, но с таким же успехом, она могла сжать стальной стержень.

«Ты дрочишь мне за деньги. Это значит, что ты шлюха».

«Мудак!» — рывки Эмбер становились яростнее с растущим в ней гневом.

«Уокер, ты должен с уважением относиться к молодой даме», — сказал Фрэнк.

Эмбер благодарно улыбнулась доброжелательному старику. Когда она снова повернулась к члену Уокера, тот, кажется, стал ещё более толстым и тёмным, чем прежде. Она наклонилась ближе, чтобы рассмотреть его, но отпрянула назад, уловив его запах. Толстяк обильно потел и его промежность выдавала резкий запах тела. Головка члена медленно раскрылась и не успела она глазом моргнуть, как первый поток ударил ей в лицо. Другой поток оросил его соски. Она понимала, что эти яйца, могут произвести огромное количество спермы, и не хотела оказаться залитой с ног до головы. Эмбер сделала первое, что пришло ей в голову. Она наклонилась вперёд и подставила губы под член, как раз вовремя, и третья волна пошла ей в рот. Уокер двинул бёдрами и вогнал в её рот пол залупы. Она проглотила сперму, когда её рот заполнился, продолжая удивляться, какая она горячая. Сперма чёрного мужчины на вкус отличалась от спермы её мужа. Возможно, так казалось из-за объёмов самой спермы, но всё равно на вкус она казалась богаче, чем у Фреда. Уокер теперь пах потом и спермой, но она не отрывала своих губ и проглотила ещё несколько зарядов спермы, второй рукой до суха выдрачивая член. Когда Уокер закончил, Эмбер упала на задницу, задыхаясь.

«Перерыв закончен», — сказал Фрэнк, вставая со стула и направившись на кухню. Амос и Дик тоже поднялись и пошли за ним.

Уокер привстал, натягивая майку на живот. Он схватил близлежащий журнал и стал размахивать им над вспотевшим лицом. «Слишком жарко, чтобы снова одеваться». Мужчина без брюк прошаркал на кухню. Его член был таким же твёрдым, как в самом начале.

Снаружи, Фред с ужасом наблюдал, как его жена вытирает покрытые вазелином руки о бёдра и поднимается. Она повернулась к ванной комнате. Он постучал в окно, чтобы привлечь её внимание. Может быть, она могла бы сбежать к своей машине, чтобы скрыться от этих людей, но она не услышала его из-за стука дождя, а он не хотел стучать сильнее, потому что боялся, что Дик и Амос могут услышать его. Эмбер смыла сперму с лица в ванной и вернулась на кухню. Она все еще была обнаженной, но уже, похоже, совершенно не стеснялась этого. Фред пополз обратно к окну кухни.
Эмбер выиграла один кон, когда ей пришли хорошие карты, и дважды проиграла, прежде чем снова использовала карту. Её старые, чёрные соседи любезно разрешили ей повторно использования карту, которую обналичил Уокер. Теперь одной картой номиналом «ручная работа» завладел Фрэнк, а Уокер припас себе другую. Две другие карты были в банке. «Но мне всё равно не хватает 5 долларов», — сказала Эмбер.

«Напиши на карточке минет», — проворчал Дик Лонг, так как у него, видимо, были хорошие карты.

«Я сказал тебе, что больше это не сделаю».

«Ты практически отсосала Уокеру сегодня, и уже делала мне минет. Почему нет? Это не измена».

Эмбер задумалась над этим. У нее были хорошие карты, но это была типичная раздача Фрэнка Бина, когда всё кажется прекрасно, но никогда не получаешь выгоды.

«Нет», — прошептала она, подумав: «Я ещё не в таком отчаянном положении».

«Как насчёт «Сиськотраха»?» — щелкнул пальцами Фрэнк, как если бы предложил блестящую идею. «Это должно стоить 15 долларов. Это не хуже чем «ручная работа».

«Договорились», — сказала Эмбер. Она знала, что такое «сиськотрах». Фред в начале их отношений практически требовал это от неё. Мужчины иногда одержимы женской грудью, особенно такой грудью, как у Эмбер, чьи сиськи идеально подходили для того, чтобы между ними скользил член. Пенис Фреда полностью скрывался в её грудях. Она вспомнила как его маленькая головка, выныривая, выпрыскивала сперму на её грудь. Тогда ей не нравился вкус спермы, поэтому она боялась, чтобы сперма не попала ей в рот, но маленькому стручку Фреда не хватало для этого мощи. Его сперма даже не достигала её шеи.

«Согласны», — сказали другие черные мужчины.

Эмбер написала «сиськотрах» на одной карточке и бросила её в банк, вырвавшись вперёд на 10 баков, но Амос лишь поднял ставку и ей пришлось подписать вторую карточку. Они открыли карты, и ухмыляющийся Дик сгрёб себе выигрыш. Эмбер поднялась, думая, что Дик захочет обналичить карточку. Смутившись, что он тоже не поднялся, она обыграла это так, словно поднялась, чтобы взять ещё одно пиво из кулера. Холодный воздух из холодильника заставил её соски затвердеть ещё сильнее. Они теперь так распухли, что болели.

Эмбер пришлось поставить на кон оставшиеся деньги и ещё две карточки с «Сиськотрахом», и к счастью, она победила. Она использовала карточки, чтобы сэкономить деньги и выиграла ещё один кон, но потом проиграла карточку Уокеру. В конце концов, один кон был провален, и Эмбер увидела, как её деньги и последняя карточка с «сиськотрахом» исчезли в банке. «Не хватает», — воскликнула она, думая, когда же к ней вернётся удача.

«Как насчет карточки «оральный секс»?» — Спросил Фрэнк, который в этом кону один не сказал пас против Эмбер, и который снова раздал ей хорошие карты.

«Я не хочу, снова перед кем-то из вас опускаться на колени».

«Ты не понимаешь. Это мы опустимся перед тобой на колени».

«Ни за что», — сказала Эмбер, сморщившись. «Я даже Фреду не позволяю это делать».

«Не интересно. Не согласен», — сказал Уокер. «Я бы предпочел, чтобы она написала ещё одну карту с «ручной работой» или «сиськотрахом».

«Нет», — сказал Франк. «Мы составили правило — только четыре карточки».

«Мне это тоже не нравится», — добавил Дик. «Я говорю, пусть пишет минет, или она вылетает».

«Мои друзья не понимают удовольствия стоять перед женщиной на коленях. Если ты желаешь остаться Эмбер, я предлагаю тебе следующее. Поскольку пещерным людям здесь не интересно, я обменяю 80 долларов на четыре карточки с «оральным сексом».

«Я тоже думаю, что это звучит отвратительно, но ладно, договорились». Эмбер написала 4 карточки и продала их за деньги. Это была отличная сделка, так как у неё появился шанс отыграть немного денег. Она положила то, что задолжала в банк, и была очень рада, когда выиграла. Фрэнк, впрочем, больше не показывал карточки, сбросив их.

«Давайте сделаем перерыв», — сказал вставая Дик. «Этот чёртов стояк убивает меня. Я обналичиваю карточку».

Эмбер последовала за полуголым Диком в гостиную. Он повернулся и уставился на неё, начав снимать свои джинсы. Он скинул ботинки и снял штаны. Черный ненормальных для человека размеров член, торчал из-под резинки его трусов. Он быстро снял трусы и тяжёлый ствол вывалился вперёд. 32-сантиметровая дубинка Дика немного опустилось вниз, это было вызвано огромным размером члена. «Как мы это сделаем?» — спросила Эмбер.

«Ляг на пол, на спину». Дик схватил оставленный ранее вазелин, и начал намазывать им член. Как только он заблестел в свете лампы, Дик посчитал, что ему достаточно смазки. Он перешагнул через лежащую белую женщину и встал на колени над её животом. 4-размера груди Эмбер обычно разъезжались в стороны, когда она лежала на спине. Дик поднял их и сжал вокруг своего члена. Спазм возбуждения пронзил её киску, когда его чёрные руки сжали её груди. Эмбер сразу почувствовала разницу между Диком и Фредом, когда он делал это. Маленький член Фреда полностью утопал в её груди, в то время как член Дика был похож на большую чёрную колбаску вставленную между двух белых булочек. Он начал двигать своим членом между её грудей. Разница была также в тонком строении Фреда и атлетичным телосложением Дика. Этот черный мужчина сильно вонял потом, но это был более мужественный запах, из тех, которые получаются после тренировок, в отличие от вони неумытого Уокера. Она выгнула голову, чтобы посмотреть на его движения. Крайняя плоть была зажата между грудями, и с каждым толчком фиолетовая, размером с большую сливу, залупа, вырывалась вперёд оставляя след преякуляции. Дик поправил свои ноги и его член начал ударяться ей в подбородок. Эмбер повернула голову в сторону, чтобы избежать этих ударов, но теперь член стал скользить по её щеке.

«Я тоже обналичиваю свою карту», — сказал Фрэнк, проходя мимо неё.

Эмбер почувствовала, как её ноги раздвигают, и покраснела, представив, как Фрэнк и, возможно, другие смотрят на то, что когда-то видел только её гинеколог. Тощий восьмидесятилетний чёрный мужчина пристроился между её ног. Она посопротивлялась немного, когда почувствовала горячее дыхание Фрэнка возле своей киски, но Дик крепко держал её. Она вздрогнула от отвращения, когда один черный мужик оставил слизистый след на её щеке, а другой чёрный мужчина, который годился ей в прадеды, приготовился лизать её киску. Когда это началось, она дёрнулась в шоке, и ахнула.

«Тебе хорошо, правда?» — Спросил Фрэнк, дыша на её клитор. Он усмехнулся и затем облизал большой налитый кровью клитор, работая туда и назад своим языком над ним.

Лицо Эмбер застыло в шоке. Она и подумать не могла, что ей будет так хорошо, иначе заставила бы Фреда сделать это много лет назад. Язык Фрэнка был удивительно гибким, дразня её половые губы и скользя вниз по её щёлке. Бёдра Эмбер стали подниматься к его языку непроизвольно, когда он глубоко вонзил язык в её киску. Язык старого чёрного мужчина в её киске ощущался почти таким же большим как пенис её мужа, когда он входил в неё. Возбуждение выросло, когда Фрэнк поменял язык на два пальца а язык использовал, чтобы дразнить её клитор, всовывая и высовывая из неё пальцы. «Ах ах», — застонала Эмбер, продолжая хныкать. «О, Боже, я сейчас кончу. Я не могу сдержаться. Я кончаю!» Эмбер подняла бёдра выше, насколько позволял вес навалившегося на неё Дика. Её киска сжалась вокруг пальцев Фрэнка и покрыли их влагой. Эмбер не часто достигала оргазма в своей жизни, и это был самый сильный из них. Фрэнк не остановился. Он продолжал лизать и долбить её пальцами, и она снова почувствовала приближение оргазма.

Эмбер не знала, как отплатить Фрэнку за эти прекрасные чувства между её ног. Она хотела поцеловать его в знак благодарности, но была прикована к полу. Вместо этого, она показала свою признательность мужчине, который оказался к ней ближе. Эмбер повернула свою голову так, что член Дика заскользил по её лицу и губам. Она высунула язык и была вознаграждена стоном чёрного мужчины, начав лизать нижнюю часть огромного ствола Дика. Он остановился и отодвинулся назад, чтобы она могла целовать и лизать большую пурпурную залупу. Залупа распухла и налилась кровью. Он был готов кончить и не мог долго сдерживаться. Он снова начал двигать бёдрами, а она продолжила лизать его хуй, желая, чтобы вазелин не перебивал мужского вкуса. Фрэнк достал ещё один трюк из рукава. Ноги Эмбер теперь были широко растопырены, и ему не составило труда расположить свою вторую руку с другой стороны и пальцем надавить на её задницу. Эмбер охнула от неожиданности, но не могла контролировать своё тело, когда палец стал дразнить её тугую дырочку. В это время, Дик воспользовался её вздохом и протолкнул член между её губ. Один из чёрных мужчин помог Эмбер, подложив ей под голову маленькую подушечку с дивана. Залупа Дика теперь проникала в её рот с каждым толчком, и каждый раз, когда он входил в неё она облизывала его. В конце концов, когда ей казалось, что она больше не может выдержать этих ласк, Фрэнк протолкнул палец в её анус, и оказался глубоко в её заднице. Всего пятнадцать минут назад она думала, что это будет отвратительно, но теперь взорвалась самым большим оргазмом в своей жизни, и в этот самый момент хуй Дика стал изливаться в её рот. Эмбер хотела кричать от удовольствия, но она чуть не подавилась огромными массами спермы, изливаемой из хуя Дика. Он продолжал двигать бёдрами, и каждый раз когда он отодвигался назад, сперма брызгала на её лицо, пока член снова не погружался ей в рот, и она могла глотать сперму. Дик остановился и застыл с проникшим к её губам членом, который продолжал дёргаться и выплёскивать остатки спермы из ствола.
Эмбер потянулась и застонала от удовольствия, когда Дик встал с неё. Он был похож на гиганта, возвышающегося над ней, и как и у Уокера, его член остался таким же твёрдым и был в полной эрекции после того, как кончил. Дик перешагнул через неё, и она смогла увидеть ухмыляющегося ей Фрэнка. Вся нижняя половина его лица была покрыта ее соками. Он подмигнул ей и отправился в ванную, чтобы вымыть руки и лицо. Эмбер поднялась на ноги, когда он закончил и тоже пошла в ванну, чтобы смыть всю сперму, которую оставил Дик на её лице. Было почти 3:00 утра, когда она вернулась на кухню. Черные мужчины сидели за столом перебирая карты. Как и Уокер, Дик не стал одевать штаны обратно. Она могла видеть, как их члены торчат из-под стола. Эмбер взяла свои карты после раздачи Амоса.

Несколько раздач спустя, у Эмбер была неплохая стопка фишек и хорошие карты. Она решила сохранить свои деньги. В игре осталась она и Амос. Она бросила в банк карточку «ручной работы» в 10 долларов, и 15-долларовую карточку «сиськотраха». Эмбер взяла ещё одну чистую карточку и написала на ней — 25 долларов, минет. Чёрные мужчины с интересом наблюдали за этим. «Я думал ты не собираешься снова это делать?» — спросил Амос.

Эмбер пожала плечами. «Оральный секс не такой отвратительный, как я думала раньше. Кроме того, я уже попробовала сперму двоих из вас сегодня, и единственная разница между этим и ручной работой в том, что я буду использовать свой рот вместо рук. Это не измена. Может вы хотите, чтобы я поставила деньги?» — Эмбер потащила карточку обратно к себе.

Амос схватил её и сунул карточку обратно в банк. «Оставь её», — сказал он Эмбер, вскрывая свои карты.

«Черт, у меня сегодня ни минуты передышки», — сказала Эмбер.

«Прости», — сказал Амос. «Может быть в следующую раздачу тебе повезёт, но сейчас, я хочу обналичить эту карточку. Мой хуй тоже нуждается в облегчении. Эмбер встала из-за стола, но вместо того, чтобы встать, Амос просто отодвинул стул от стола и раздвинул ноги, расстёгивая штаны.

Эмбер встала на колени, на холодном кафельном полу кухни и стала ждать. Амос стянул штаны себе под задницу. Она увидела большую шишку под его нижним бельём. «Похоже, это неудобно», — сказала она.

«Да, черт возьми, это чертовски неудобно. Ну, ладно, займись им».

Он, очевидно, хотел, чтобы она сама достала его член. Эмбер подалась вперёд, и взялась за его трусы. Она сделала паузу и сморщила носик. Его трусы были покрыты старыми засохшими пятнами мочи. Она взялась только за резинку и потянула их вниз. Огромный член Амоса подпрыгнул выше его пупка. Эмбер забыла о пятнах мочи на трусах и крепко схватила его потянув его вниз. Его почти 30-сантиметровый член стоял торчком, и выпирал из серых волос на лобке. Вокруг его головки была тугая темно-коричневая морщинистая крайняя плоть, при этом около половины головки выглядывало наружу. У него была длинная уретра, и она представила, как его щель открывается, чтобы оросить спермой её лицо, как на прошлой неделе. Амос снял рубашку, когда она схватила его за пенис и начала поглаживать его ствол. В свое время, Амос, вероятно, был таким же большим и мускулистым, как Дик, но возраст заставил его мышцы обвиснуть и уменьшиться. Для человека 70 лет он всё ещё был невероятно хорошо сложён.

Эмбер натянула крайнюю плоть, потянулась вперёд, и полностью погрузила бугристую головку члена в рот. Она пробежалась язычком по залупе, и была вознаграждена стоном Амоса. Её стон вдохновил её и она задвигала головой, увеличивая темп.

«Соси этот чёрный хуй, сука».

Эмбер наморщила брови, продолжая работать головой. Казалось, что это сказал Фрэнк, но это совсем не было похоже на милого чёрного старика. Залупа теперь полностью была погружена в её рот, и она почти наполовину проглотила его длинный вал. Промежность Амоса тоже сильно воняла, но это был тот же мужественный запах, что у Дика, и она не стала противиться.

«Насади её рот на этот черный хуй».

«Черт, эти люди могут быть грубыми», — подумала Эмбер. Она почти на три четверти уже проглотила его член, но чувствовала, что её горло растягивается и ей становилось больно. Она остановилась на половине члена, а другую половину дрочила.

«Неплохо пить из черного фонтана, шлюха?»

Эмбер на этот раз остановилась и посмотрела вверх. Голос по-прежнему был похож на голос Фрэнка, но он потягивал пиво. Казалось, что его совсем не интересует шоу. Когда он положил пиво, он взял колоду карт и лениво начал перетасовывать её. Уокер и Дик пристально следили за тем, как она сосёт у Амоса. «Пожалуйста, прекратите обзываться», — сказала она, прежде чем вернулась к члену Амоса.

«Ебать», — застонал Амос. «Она хороша в этом». Он схватил ее за голову и начал направлять её вверх и вниз по стволу.

Этот комментарий не расстроил Эмбер. Она почувствовала гордость. Она удвоила усилия, двигаясь даже быстрее, чем Амос руководил ей. Эмбер заглатывала глубже, чем это получалось у неё на прошлой неделе. Он отпустил ее голову и позволил ей работать в своём темпе. Его член распух и выстрелил. Поток спермы помчался по ее горлу. Она отстранилась, чтобы попробовать её на вкус и почувствовала, как её рот заполняется, быстрее, чем она успевает глотать её. После нескольких глотков, она несколько раз вздрачнула член, чтобы выкачать оставшуюся в нём сперму. Она сделала ещё несколько вздрочек, когда из него вышла последняя капля, просто, чтобы убедиться, что больше ничего не осталось. Она подалась назад и сделала глубокий вздох. Она облизнула губы и с удовольствием отметила, что не упустила ни капли. Эмбер теперь попробовала на вкус четверых мужчин и чувствовала, что может теперь определить, кто есть кто из них с завязанными глазами. У них у всех был приятный вкус. Фред её просто дразнил, выдавая всего по чайной ложечке спермы и не такой насыщенной. Сперма Уокера была густой и острой, ей даже показалось, что это похоже на какое-то пиво или виски. Сперма Дика была лучше всех. Она была густой и насыщенной. Сперма Фреда больше напоминала жидкость, сперма Дика была твёрдой как пуддинг. Сперма Амоса была похожа на сперму Дика. На вкус она была чудесна и её было много, но она немного отдавала стариной, возможно, сказывался возраст Амоса.
Эмбер вернулась на свое место и сделала глоток пива. Фрэнк был теперь единственным полностью одетым. Остальные были голыми, хотя Уокер все еще был в майке, которая покрывала его толстый живот. Член Уокера выпирал наружу и Эмбер протянула руку и сжала его головку, сделав дружественный жест. Их необрезанные хуи больше не казались ей уродливыми. Они были чудесны, каждый по своему. Она отскочила назад, немного удивившись самой себе. Уокер усмехнулся и подмигнул ей. Эмбер наклонила голову и с удивлением заметила, что все три хуя под столом были по прежнему в стоячем положении. «Вы что ребята употребляли сегодня, Виагру какую-нибудь?».

Четыре черных мужика рассмеялись. «Давайте играть в карты», — сказал Фрэнк.

У Эмбер была хорошая раздача, потом две плохих и ещё одна хорошая. Она использовала последнюю карточку с «ручной работой» и две карты с «сиськотрахом». Фрэнк не вернул ей карточку с оральным сексом, хотя их у него набралось целых три, другим, кажется, они тоже больше были не интересны. Амос выиграл ещё два минета, потом Фрэнк ещё один, и последний минет выиграл Дик. «Никто не хочет… « — Эмбер замолчала. Она хотела спросить, не хочет ли кто-то обналичить свои карты, и в её голосе читалось нетерпение. «Боже мой, что со мной происходит» — подумала она. Перед ней лежало 50 долларов. Это значило, что она потеряла 100 долларов. Эмбер стала подсчитывать стоимость карточек. Четыре «ручные работы» это сорок долларов, плюс 60 за «сиськотрах», вот и сотня. Получается, что в общем она потеряла триста долларов, ели добавить карточки с минетом, и даже больше, если учесть проданные Фрэнку карточки с оральным сексом. Слишком много для товарищеской игры в 50 долларов. Что ещё она может продать?

«Что с тобой?» — Спросил Уокер.

«Что?» — Эмбер снова сосредоточилась на игре, банк снова вырос больше чем она могла поставить. «У меня недостаточно».

«Да! Тебе-то что от этого», — сказал Уокер. «Ты должна сто, а у тебя есть только 50».

«Я готов выебать тебя, если ты напишешь это на карточке», — сказал Дик.

«Какой ты щедрый», — сказала Эмбер, саркастически, хотя её наполнил стыд, так как её киска заныла. «Никакого секса. Я не могу изменить Фреду».

«Как тогда насчёт того, чтобы позволить нам трахнуть тебя в попку?» — Дик встал, и взял очередное пиво из холодильника.

Эмбер в ужасе уставилась на него. «Эти штуки разорвут мою попку напополам». Она удивилась, увидев что часы рядом с Диком говорили о том, что уже почти пять часов утра.

«Не-а», — сказал Амос. «Мы были бы нежными. К этому нужно немного привыкнуть, но потом ты это полюбишь».

«Как насчёт $ 35?» — Спросил Фрэнк.

«Ни за что», — ответила она. «Может быть, $50».

«Договорились», — сказал Фрэнк.

«Договорились», — повторили Амос, Уокер, и Дик вместе.

Эмбер представила, как монстр Дика погружается в её попку и вздрогнула. Потом она подумала о толстом стволе Уокера и задрожала от страха. Палец Фрэнка был единственной штукой, побывавшей в её заднице. Это было отвратительно, но это вызвало сильный оргазм. «Договорились», — ответила она неохотно. Это была её последняя надежда. Она клялась, что дальше этого не пойдёт. Эмбер снова удивилась самой себе. Она написала «анальный секс» на двух карточках и поставила их на кон, сохранив имеющиеся у неё наличные. Это было глупое решение. Ей нужно было подождать, чтобы понять, может ли она выдержать один трах в попку, прежде чем класть в банк две карточки. Боль, на самом деле, могла превзойти её зависимость от азартных игр.

Амос выиграл раздачу. «Моя счастливая ночь», — засмеялся он, подтаскивая фишки и карточки к себе. Эмбер просто резко откинулась на стуле. Амос помахал всеми шестью карточками. У него были «ручная работа», «сиськотрах», два «минета» и теперь две карточки с «анальным сексом». «Я обналичиваю эту».

Эмбер посмотрела на карточку, которую Амос бросил перед ней. Это был «Анал»! Амос встал и протянул руку к ней. Она посмотрела на его прямой тридцатисантиметровый длинный хуй, торчащий из его седого лобка, и снова вздрогнула. Она только что сделала старику минет, и он уже готов был засунуть свой хуй в её задницу. Эмбер протянула руку и взялась за его руку. Он повёл её в гостиную и другие чёрные последовали за ними. Амос раздвинул ей ноги, когда она перегнулась через край дивана. Он пристроился к ней сзади и раздвинул её ягодицы. Старый чёрный мужик достал вазелин и счастливо присвистнул, смазывая свой ствол.

Старики собрались у нее за спиной и Эмбер поморщилась, представив, какой им должно быть открылся вид. Её узкий, тугой сфинктер был выставлен им на показ, как и её, совершенно очевидно, возбуждённая щелка. Пока она размышляла над этим, один из них протянул руку и слегка сжал её клитор, отчего её спину пронзил спазм желания. Она собиралась возмутиться, когда почувствовала, что Амос занял позицию. Он заставил её ещё шире расставить ноги и в какой-то момент его ствол скользнул между ее бедер и прижался к её половым губам. «Отведи назад руки и раздвинь ягодицы», — прохрипел он ей. Эмбер сделала, как было велено, и застонала, когда почувствовала, как хуй Амоса немного зашёл внутрь. Головка вышла наружу и скользнула вдоль её половых губ, нажимая на вход в её вагину. Она так ясно ощутила это, что почувствовала, как её киска расширилась вокруг залупы Амоса, и оросила её своими соками. Какое-то мгновение, ей казалось, что Амос войдёт в неё, но он вытащил член и скользнул своим хуем вверх, к её заднице. Груди Эмбер были прижаты к дивану, пока руками она раздвигала ягодицы.

Амос оставил на пальце большой кусок вазелина и размазал гель вокруг её ануса. Он засунул палец внутрь и начал круговые движения, против часовой стрелки, кончик его пальца погружался глубже с каждым движением. «Ааагх», — вскрикнула Эмбер, когда палец проткнул её розочку. Руки Амоса были мясистыми и толстыми, так что его пальцы были больше, чем более утончённые пальцы Фрэнка. Он по-прежнему водил пальцем вокруг, толкая его глубже. «Просто готовлю тебя для настоящего траха», — сказал он, когда Эмбер снова застонала. Палец Амоса, вероятно, был такой же большой, как и пенис ее мужа, и она на краткий миг почувствовала себя виноватой, в том что она делала. Она почувствовала, как костяшки достигли её ануса, и его палец дальше не мог двигаться. Ее собственные костяшки пальцев, которыми она раздвигала ягодицы, побелели. Амос сувал палец туда и обратно, увеличивая темп, и к своему удивлению, Эмбер обнаружила, что двигает своей задницей назад, насаживаясь на долбящий её палец. Амос, похоже, расценил это как сигнал, и вытащил палец. Наконец, она почувствовала, как он приставил свой член к её сфинктеру и надавил на него. «Оооуу», — захрипела она, когда он проник внутрь. Но это не было так ужасно, как она предполагала, а потом она снова почувствовала, как его ствол скользит вдоль её киски. В её заднице был всего лишь большой палец Амоса. Большой палец был толще его простого пальца, но он также глубоко мог погружаться. Она привыкала к толщине быстрее чем думала. Амос продолжал скользить стволом вдоль её половых губ и Эмбер чувствовал, как её киска практически капает на него, смазывая его. В этот момент она едва не сходила с ума от похоти. Ей даже чуть-чуть хотелось, чтобы Амос забыл про её задницу, и погрузил этот большой чёрный член глубоко в её киску. Она не могла позволить этому случиться, хотя, возможно, ей удастся уговорить Фрэнка сделать ей ещё одно одолжение, прежде чем они уйдут.

Амос вытащил свой большой палец и на этот раз засунул внутрь два пальца. «Ох, дерьмо!», — воскликнула Эмбер. «Они разрывают мою попку». Её задница, тем не менее, расширилась больше. К большому удивлению Эмбер, боль длилась всего мгновение и на самом деле ей становилось немного приятно. Амос начал долбить её анус двумя пальцами, а его большой палец скользнул к её киске, войдя внутрь и начав небольшие круговые движения. Эмбер обнаружила, что её бёдра насаживаются на его пальцы и большой палец. «Ох, господи! Ох, господи, Я уже готова. Сделай это! Быстрее. Пожалуйста! Вставь этот чёрный член мне в задницу». Лицо Эмбер загорелось от стыда, и она была рада, что чёрные мужики встали позади неё. Она только что попросила его, трахнуть себя в задницу! Амос вытащил пальцы, и на этот раз не было никаких сомнений в том, что давит на ее анус. «Aaргх! Нет! Нет! Подожди! Он слишком большой», — она закричала, когда большая залупа прошла сквозь её сфинктер. Эмбер крепче схватилась за свои ягодицы, пытаясь раздвинуть их шире, но понимая, что это не спасёт от боли. К счастью, Амос ждал, когда она привыкнет к размеру его члена, погрузив внутрь только залупу. Прошло, кажется, несколько минут, и Эмбер, в конце концов сказала: «Я в порядке теперь. Продолжай». Амос сделал толчок и его жёсткий ствол, словно немного согнулся прежде чем погрузился глубже. «Ай!», — простонала Эмбер снова, когда толстый ствол вошёл в её анус. Она была рада, что Амос использовал вазелин, когда он начал орудовать взад и вперёд своим членом в её попке. Эмбер стонала с каждым толчком вперёд, когда головка члена достигала новые глубины с каждым толчком. Её груди болели, сильно прижатые к дивану. Эмбер отпустила свою задницу, и схватилась руками за спинку дивана. Она приподнялась и еще раз, к своему удивлению, обнаружила, что толкает бёдра назад к Амосу. Стиснув зубы, она трахала его.
«Сучке нравится это», — сказал Дик.

«Она приняла почти двадцать сантиметров», — сказал Уокер, не веря.

«Жёстче», — скомандовала Эмбер. Что-то сломалось в ней. Ей нравились их члены. Ей нравилось сосать их большие черные члены. Ей нравилось глотать их сперму. Она хотела, чтобы Амос выебал её в задницу. «Вставь этот чёрный хуй в мою белую задницу. Трахай меня в попку, Амос. Хорошенько оттрахай меня».

«Ты это получишь, блядюга», — прорычал Амос, который начал трахать ее задницу, так же быстро, как если бы трахал её в киску. «Угол не правильный», — сказал он через несколько минут. Амос схватил ее за бедра и погрузил свой хуй глубже в её задницу, стащив её с дивана. Он оттащил её подальше от дивана и заставил их тела встать на колени. Потом он надавил на спину Эмбер, пока она не опустилась на локти. «Ты хочешь этот чёрный член?» — спросил он, толкнув её бёдрами.

«Да, трахай мою задницу», — попросила она.

«Тебе нравится, когда этот чёрный хуй долбит твою жопу?»

«Мне это нравится. Долби мою задницу своим черным хуем, Амос».

«Подумай, как будет чудесно, если этот чёрный член окажется в твоей тугой белой киске», — сказал он снова начав трахать её задницу.

«… Да это будет чудесно… но не могу этого сделать», — застонала она, но представление того, как один из их больших хуев трахает ее киску, застряло в её голове, и к её удивлению, один из их хуёв предстал перед её взором. Она осознала, что это Дик Лонг встал перед ней на колени и направил свой большой хуй ей в рот.

«Я обналичиваю», — сказал он, проталкивая свою большую залупу сквозь её губы.

Никогда в самых смелых мечтах Эмбер не могла представить, что с ней может произойти такое. Она никогда даже не фантазировала о нескольких партнёрах, не говоря уже о двух старых чёрных мужиках, долбящих её своими членами в рот и в задницу. Но, что более удивляло её, это тот факт, что это совершенно не беспокоило её. Ей нравилось, что в ней орудуют сразу два члена. Проблема была лишь в том, что ей хотелось кричать от наслаждения, от того, что её трахают в попку, но это было тяжело сделать, пока она сосала массивный хуй Дика. Не могла она и нормально сосать, но Дику, похоже, нравилось просто держать головку члена в её рту, а остальную часть ствола он дрочил. Эмбер захрипела, насаженная ртом на хуй Дика, когда почувствовала, как член Амоса распух в её попке. Огромная залупа Амоса стала настолько огромной, что казалось застряла в её заднице. Амос воткнул член так глубоко, как только мог, и вдруг она почувствовала как внутри неё стало жарко и влажно, когда сперма Амоса наполнила её. Хуй Амоса продолжал извергать сперму в её попку, и Эмбер чувствовала, как он сжимается и подрагивает немного, однако всё равно член оставался достаточно твёрдым, и он не вытаскивал его из её задницы.

Эмбер переключила всё своё внимание на хуй во рту. Она сосала и двигала своей головой так быстро, как только могла. Дик помогал ей, схватив её за волосы, и двигая головой вдоль ствола. Он двигал своими бёдрами, трахая её рот. Так длилось приблизительно 15 минут, пока движения не стали более хаотичными и чёрный мужчина застонал, когда его член начал стрелять. Его выстрелы снова застали её врасплох, и сперма начала вытекать из её рта. Эмбер глотала так быстро как только могла, добавив очередной разряд спермы, к тому что уже заполнил её живот.

Дик не вытащил член, пока последняя капля спермы не вытекла из его члена. Когда он вытащил его, измождённая Эмбер упала вперёд и хуй Амоса выскочил из её задницы. Сперма Амоса стала вытекать из её попки. Его сперма потекла вниз, заливая её промежность и киску, пока не вытекла на ковёр. Эмбер осталась лежать на полу, восстанавливая силы. Дик и Амос оба пошли в ванну помыться. Когда они закончили, она наконец нашла в себе силы подняться и пойти в ванну. Четыре старых чёрных мужика улыбнулись ей, когда она, наконец, вернулась и присоединилась к ним за столом. Уокер раздал карты.

У Эмбер осталось пятьдесят долларов фишками, возвращённая ей карточка с минетом и три карточки с аналом. Карточки стоили 160 долларов. Она дрожала от возбуждения, так хотелось ей выиграть эту игру и вернуть себе немного денег. Ей нужно было выйти и попытаться прожить выходные с 50 долларами, но она уже понимала, что не может остановиться. Она сыграла несколько раздач, в большинстве случаев используя карточки, чтобы сохранить фишки. Она съежилась, когда Уокер выиграл анальную карточку. Она не могла себе представить, как его толстый монстр поместится в ней. Она выиграла несколько фишек, потом проиграла минет Фрэнку, и должна была ему уже два минета. Бедный чёрный старик ещё не использовал их и она надеялась, что он их обналичит, но он лишь присоединил их к своей куче фишек. Эмбер заёрзала, сидя на стуле. Она думала, что отмыла всё, но сперма продолжала вытекать из её задницы, и она уже сидела в маленькой лужице.

Эмбер поморщилась, посмотрев на карты. Фрэнк в очередной раз раздал ей прекрасные карты. Они были слишком хороши, чтобы выйти из игры. У неё было три джокера из пяти карт. Ставки снова начали быстро подниматься, так как никто не пасовал. Такими темпами, она снова могла остаться без денег. Она бросила анал в банк, потом ещё один анал, а чёрные мужики продолжали поднимать ставки. Она поменяла две карты, но это ей не помогло. Наконец, и она уже подозревала это, кто-то сделал ставку больше чем она могла поставить. «Блядь», — ругнулась она, показав, что она тоже владеет нецензурной речью.

«Похоже, что ты, наконец, выбываешь», — сказал Фрэнк. «Извините, мы старались помочь тебе и все такое. Если только…»

«Если только, я не позволю вам трахнуть меня».

«Да», — согласился Фрэнк, — «и я знаю, что ты этого не хочешь. Если только у тебя действительно хорошие карты».

«У меня отличные карты, но я не могу зайти так далеко. Я уже чувствую себя шлюхой из-за того, что я с вами сделала, ребята».

«Тогда ты можешь одеваться», — проворчал Дик. «Тогда мы сможем завершить нашу игру».

«Я одолжу тебе немного еды в эти выходные», — подмигнул ей Фрэнк и похлопал её по руке.

«Время истекло». Дик нетерпеливо стукнул кулаком по столу. «Если ты закончила, тогда не торопись одеваться, я собираюсь использовать ещё один сиськотрах, когда мы закончим».

«Да, я тоже ещё раз трахну эту белую задницу», — сказал радостно Уокер.

«Я не могу сдаться», — воскликнула Эмбер, положив голову на руки и зарыдав. Её трясло, её зависимость взяла над ней верх. Она должна была открыть свои карты.
«Знаешь», — сказал Франк, положив руку на подбородок, так словно серьёзно задумался. «Если мы в тебя не кончим, это не будет измена. Это не будет сильно отличаться от сувания наших членов в твою задницу или рот».

«Я не знаю», — сказала Эмбер, подняв голову, и разглядывая мужчин.

«Бьюсь об заклад, ты умираешь от любопытства, узнать, как это — ощутить хуй настоящего мужика в с своей киске». Дик улыбался во весь рот, говоря это. Его отсутствующие зубы сделали его вид страшным при этом.

Эмбер проигнорировала его и посмотрела на Фрэнка. «Сколько это будет стоить, сотню?»

«Я трахал тебя в жопу лишь за пятьдесят» — Амос покачал головой.

«Тогда семьдесят пять», — сказал Фрэнк, глядя на Эмбер, пока она утвердительно не кивнула.

«И вы не будете кончать в меня?» — Спросила она.

«Договорились», — сказал Фрэнк. Три других черных мужчины согласились с ценой.

Руки Эмбер дрожали, когда она взяла ручку и карточку. Она написала: «Обладатель этой карточки может выебать меня, но должен вытащить член до того, как кончит. Стоимость 75 долларов».

«Ты боишься забеременеть?» — Спросил Уокер.

«Нет, я на таблетках. Я просто не хочу предавать моего мужа и наш брачный обет. Сколько я тебе должна?»

«Двадцать пять за кон», — сказал Фрэнк.

Четыре старых черных мужчины наклонились вперед с нетерпением, когда Эмбер кинула в банк свою карточку, и отсчитала пятьдесят фишек на сдачу. «Открываемся», — сказала Эмбер. Она выложила три своих джокера. Уокер бросил свои карты лицевой стороной вверх. Эмбер нахмурилась, увидев, что у него была лишь одна десятка. Почему он поднимал ставки, если у него была лишь десятка? Амос увидел, как она нахмурилась, и бросил карты на стол не раскрывая их.

«Три королевы», — сказал Дик. «А теперь пошли ебаться, сука». Тёмно-чёрный мускулистый мужик встал из-за стола. Эмбер вздрогнула, увидев как угрожающе выглядит его уродливый чёрный член. Он как всегда, был в боевой готовности, и преякулят, казалось, уже капал с него в нетерпении.

«Не так быстро», — сказал старина Фрэнк. «Фулхаус, шестерки над двойками».

«Что, черт возьми!» — Дик выглядел разъяренным и Эмбер съежилась в страхе за старого негра. «Я должен был выиграть этот кон».

«Иногда выигрываешь, иногда проигрываешь», — сказал Фрэнк, вставая из-за стола. «Я хотел бы обналичить мою карточку, миссис Герц». Фрэнк повёл обнажённую даму обратно в гостиную.

Эмбер села на ковёр и стала смотреть, как Фрэнк раздевается. Перед ней стоял чёрный мужчина, который был достаточно стар, чтобы быть её пра-прадедушкой, и он собирался трахнуть её, а она чувствовала, что ей не терпится. Он расстегнул свою рубашку так быстро, как быстро могли расстегнуть рубашку руки старика с артритом. Его грудь была длинной и худой, как и все остальные части тела. Его рёбра были видны, но живот немного выпирал. Редкие участки седых волос покрывали грудь. «Ты уверен, что хочешь это сделать?» — спросила она.

«Нет ничего, чего бы я хотел больше», — ответил он, вынимая ремень из штанов.

«А как же твоя жена?»

«Ее пизда высохла уже много лет назад».

Эмбер сморщила нос. Фрэнк может быть таким же грубым, как и другие чёрные мужики. «Я рада, что это ты», — сказала она. Фрэнк был самым любезным из этой банды.

Фрэнк ухмыльнулся. Он не выглядел возбужденным или сгорающим от желания. Он выглядел сердитым, снимая штаны. «Я тоже рад, что это буду я». Фрэнк стянул свои трусы и его член выскочил наружу.

Эмбер ахнула, увидев его член. Он на самом деле выглядел не больше чем у Амоса, но казался огромной палкой торчащей из тонкого тела Фрэнка. Слово, которое приходит на ум при описании его — «старый». Хуй Фрэнка выглядел старым. Его член был чернее его кожи, а его крайняя плоть была ещё чернее. Она казалась более сморщенной, как чернослив, по сравнению с крайней плотью других. Его ствол выпирал вперёд из большого участка белых лобковых волос, которые покрывали его промежность и яйца. Фрэнк оттянул крайнюю плоть, его залупа была такой же сморщенной, как и его крайняя плоть. Он не был так твёрд, как другие мужчины, но был в эрекции. Это выглядело немного печально, так словно бедная штука силилась полностью затвердеть. «давай посмотрим, что я могу сделать», — сказала Эмбер. Она взяла его хуй в свой рот и стала сосать кончик. Член немного вырос, но всё равно был вялым. Эмбер проглотила его член на ту глубину на которую могла принять его в горло. Она взглянула на него вверх, пытаясь удостовериться, что ему это нравится, но он всё ещё выглядел сердитым.

«Хватит», — проворчал Фрэнк. «Ложись на спину и раздвинь ноги».

Франк встал на колени между ног Эмбер. Она широко их раздвинула, больше не стесняясь этих людей. Фрэнк поставил свой хуй напротив входа в её киску и надавил. Его ствол согнулся, головка оказалась слишком большой, чтобы легко войти внутрь. Старик сжал его у основания, чтобы он стал потвёрже и надавил снова, но ствол снова согнулся.

«Мы могли бы попытаться сделать это снова, как-нибудь другой раз», — сказала Эмбер. Она попыталась показать понимание и улыбнулась старику.

«К черту это, шлюха», — прорычал он в ответ. «Я ждал всю жизнь, когда смогу подсадить какую-нибудь белую киску на чёрные члены». Фрэнк сжал основание своего члена и ударил им по её половым губам. «Белая шлюха», — простонал он, снова с силой шлёпнув её.

«Фрэнк!»

«Заткнись, сука. « Фрэнк бил её членом снова и снова. «Я разорву эту белую киску». ШМЯК «Ты будешь молиться на чёрные члены, когда я с тобой закончу». ШМЯК «Ёбаная блядь, для чёрных членов». ШМЯК

«О Боже, Фрэнк», — простонала она. Её киска немного болела от его шлепков, но её киска начала реагировать на это. Её гениталии вздрагивали с каждым шмяком. Она поднимала свои бёдра каждый раз, когда он опускал свой член. Каждый раз, когда он бил её, его член немного твердел. Он триумфально усмехнулся, когда его старый хрен стал твёрдым, как у молодого мужчины.

«Время для входа в эту белую киску». Фрэнк толкнул свой член снова и нажал головкой на её киску. На этот раз ее губы раскрылись вокруг него и головка проскользнула внутрь. Оба, и худой чёрный мужчина и молодая белая женщина, застонали когда его член вошёл в неё.

«О, Фрэнк, он такой большой», — воскликнула она, когда он протолкнул его глубже.

«Боже, я так заполнена».

«Тебе хорошо, шлюха?»

«Это так мена наполняет. Я люблю это».

«Этот черный хуй заполняет твою тугую киску».

«Я люблю это. Я люблю твой чёрный хуй. Трахай меня, Фрэнк. Трахай меня свои большим чёрным хуем». Эмбер схватила его за бёдра и потянула на себя глубже. «Ой, черт! Ты у меня в матке».

Фрэнк наблюдал, как его ствол полностью исчезает внутри молодой белой женщины. Его старый седой лобок щекотал её бритую промежность. Он несколько минут не вынимал член, наслаждаясь её молодостью, её страстью и влажностью. Он взял её колени в руки и начал жёстко трахать. Он мог смотреть на красивую, молодую, белую женщину вечно, но по какой-то причине закрыл глаза. Годы дискриминации пронеслись в его голове. Он снова был моряком, которого послали на войну в Корею, но оказалось, что он в течении четырёх лет был вынужден чистить картошку. Он сидел в задней части автобуса с остальными чёрными, и пил воду только из родника для чёрных. Он чистил туалеты надеясь, что белый человек бросит монету в его банку, когда будет мыть руки. Ему платили пять долларов в неделю за показ фокусов, но его семья не могла порадоваться его успеху, потому что он выступал в клубе «только для белых». Он подружился с Сэмми Дэвисом Младшим, самым талантливым из фокусников, но даже его не воспринимали в обществе, пока Синатра не замолвил за него словечко. Мелочи просочились в его воспоминания. Таксисты не останавливались перед ним. Он не мог ходить по магазинам без того, чтобы клерки подозрительно не косились на него. В церкви, пастор Райт Джеб проповедовал и проповедовал о том, как белые римляне угнетали Иисуса, человека с другим цветом кожи. Весь свой гнев Фрэнк вложил в этот жёсткий трах Эмбер Гертц.
Когда Фрэнк очнулся от оцепенения, он открыл глаза и ещё раз посмотрел на Эмбер. Ее голова была откинута и рот открыт в безмолвном крике от экстаза. Глаза у неё были закатаны. Он посмотрел вниз на её тело, на свой член, которым он орудовал в её киске. Он не двигался так быстро, когда ему было двадцать лет. С каждым толчком, из неё выливался сок, заливая её промежность. Её киска сжималась вокруг его члена. Она кончала как сумасшедшая. Последним толчком он полностью вогнал в неё свой член и увидел, как она морщится, чувствуя, как он опустошает свои яйца в её матку. Она, казалось, не понимала что происходит. Она схватила его за бёдра и попыталась натянуть его ещё глубже, её киска продолжала кончать с каждым новым рывком его члена.

Фрэнк почувствовал, что его член снова обмяк. На этот раз он быстро сжался до нормальных размеров. Даже виагра не могла долго удерживать его старый хуй в твёрдом состоянии. Он откинулся назад и его член выскочил из её киски из которой полился поток спермы. Его яйца уже не могли произвести много спермы, как раньше, но всё равно это было больше, чем у её муженька. Фрэнк задыхался, минуту ему казалось, что его хватит сердечный приступ. Он лежал на ковре, пока силы не вернулись к нему.

«Ты в порядке, Фрэнк?» — Спросил Уокер.

«В порядке» — вздохнул старик.

«Это было потрясающе», — простонала Эмбер, растянувшись на полу. Она сжала свои груди и снова застонала. Черные мужчины уставились на нее в восторге от ее красоты. Эмбер встала и снова потянулась. Она выглядела теперь по-другому. Все они почувствовали изменения в ней. Молодая белая женщина больше не выглядела невинной. Она выглядела распутной и никогда в жизни более сексуальной. «Я собираюсь помыться. Увидимся за столом».

«Тушите свет», — заявила Эмбер, вернувшись к столу, утреннее солнце проглядывало сквозь занавески. Фрэнк только что закончил одеваться. Он двигался медленно и казался даже старше, но вероятно, это долгая бессонная ночь сказалась на нём. Эмбер и другие мужчины остались обнаженными.

Амос раздал карты. Эмбер написала: «Обладатель этой карточки может трахнуть меня», — и написала цену карточки. На этот раз она пропустила пункт, не кончать в неё. Уокер выиграл банк и карточку. Мысль о том, что толстый, уродливый, чёрный мужик трахнет её, не напугала её. Её киска сжалась, когда она представила какого это, когда в неё войдёт его жирный член. Она выиграла несколько сдач и даже выиграла почти весь банк Фрэнка, но старик, похоже был полностью измождён, и совсем не мог сосредоточиться на игре. Она проиграла ещё одну карточку с «Трахом» Уокеру и в конце концов, последние две карты с «Трахом» Дику. У Эмбер в фишках осталось около 40 долларов. «Давайте завершим вечер», — сказала она, надеясь сохранить хоть немного денег. Если честно, она проглотила так много спермы, что чувствовала, что ей не понадобится ходить за продуктами в магазин всю неделю.

«Я обналичиваю карточку», — сказал Дик, встав и бросив ей карточку с трахом. «Но сначала я должен пойти слить этого монстра. Тяжело писать, когда он такой жёсткий. Будь готова, когда я вернусь».

Уокер посмотрел ему вслед. «Давай Эмбер, я тоже обналичиваю». Толстый черный мужчина потащил белую женщину обратно в гостиную. Он сел на диван и развернул ее. Он усадил Эмбер задом себе на колени и его член проскользнул внутрь нее.

«О, как хорошо», — застонала Эмбер. «Мне нравится твой толстый хуй, Уокер».

Уокер натягивал её, пока её спина не изогнулась вокруг его толстого живота. Она повернула голову, чтобы поцеловать его, и его мускулистые черные руки обвились вокруг неё, начав лапать её груди.

«Что за черт?» Прорычал сердито Дик, выйдя из ванной комнаты.

Уокер бросил целовать Эмбер. «Проспал, место потерял», — хихикнул жирный старик.

«Поссал, место потерял», — поправил смеясь Амос.

Фрэнк и Уокер тоже засмеялись, но Дик все еще выглядел сердитым. «Ладно, подготовлю для тебя свой член», — проворчал Дик. Он подошел к Эмбер и она наклонилась вперёд, взяв в рот его член.

Эмбер попыталась сделать Дику качественный минет, но не могла сконцентрироваться, так как толстый член Уокера скользил внутри её киски, пока она прыгала у него на коленях. Она облизывала головку Дика, стараясь прыгать на члене Уокера так быстро, как только могла. Она чувствовала, как член Уокера твердеет, разбухает и готов кончить. Она рассчитала время точно, и насадилась своей киской на его ствол, как раз в тот момент когда он выстрелил в её матку. Эмбер задержала свою киску на промежности Уокера, испытав ещё один огромный оргазм, когда его член излился в неё.

Когда Эмбер убедилась, что Уокер перестал кончать, она поднялась с колен. «Как ты хочешь меня?» — Спросила она Дика.

«Подмойся», — ответил он, указывая на ванну.

Эмбер кивнула и вернулась в ванную комнату. Она подсчитала, что к концу дня, у неё закончится целый рулон туалетной бумаги, которую она использовала, чтобы стереть сперму с её тела. Когда она вернулась в гостиную, Дик лежал на спине и держал в руке свой торчащий вверх член. Она улыбнулась. Это была одна из ее любимых позиций.

Эмбер оседлала Дика и опустилась вниз на его хуй. Её глаза закатились снова, когда она медленно стала скользить по всей длине его члена. Они не даром называли его Длинный Хер. «Твой член так чудесен в моей киске», — простонала она, когда его член полностью погрузился в неё. «Это самый лучший член». Эмбер замурлыкала, когда её киска сжалась вокруг его ствола. Она провела руками по сильной мускулистой груди Дика, а он сжал и стал дразнить её соски. «Трахни меня, Дик. Трахни меня этим большим чёрным членом», — она стонала, качаясь на его коленях. Член Дика был самым лучшим и она несколько раз кончила, сидя на нём. Она чувствовала, как он играет с её попкой, но потом осознала, что он не убирал рук с её грудей. Она посмотрела назад, и увидела, как Амос пристраивает свой член, чтобы снова трахнуть её в попку. Ее глаза расширились от шока, когда он протолкнул член внутрь нее. На этот раз её задница легко открылась для него, и боль прошла мгновенно. Дик всё ещё держал её и начал поднимать свои бёдра, трахая её, Амос стал подстраиваться под его ритм. Иногда их члены сталкивались руг с другом, борясь за место в её киске и заднице. Она один раз кончила, и это было похоже на взрыв внутри неё. От двойного проникновения ее киска кончала снова и снова. Рот Эмбер застыл открытым в вечном стоне, пока кто-то не воспользовался этим и не вонзил в него свой член.

Эмбер взглянула вверх, увидев тело Фрэнка. Он вытащил свой член из штанов и засунул его ей в рот. Он снова вырос до полувисячего состояния, но она уже могла сжать вокруг него свои губки и начать сосать. Эмбер теперь имела по чёрному члену в каждом своём отверстии, и ей это нравилось. Дик двигал бёдрами, пока его сперма не заполнила её киску. Его яйца производили спермы больше чем все они вместе взятые, поэтому оргазм длился дольше. Амос перестал двигаться, но оставил член внутри её задницы.

«Отпусти меня», — прорычал Дик. «Яйца Фрэнка болтаются у меня над лицом».

Амос вытащил свой член из ее задницы, и Фрэнк отошел, позволив Дику выбраться из-под Эмбер. Амос поставил её на колени. На этот раз он засунул свой большой член в ее киску, отчего сперма Дика внутри неё захлюпала. Эмбер смутно осознавала, что Амос не выиграл карточку, по которой он имел право трахнуть её, но она не стала напоминать ему об этом. Фрэнк стал бить своим членом её по лицу, пока она не взяла его обратно в рот. Хуй Фрэнка так и не затвердел до конца снова, но он тем не менее стал выстреливать сперму в её горло, как раз в тот момент, когда Амос стал спускать сперму в её киску.

После этого все пятеро соседей отдыхали около получаса в гостиной.

«Давайте на этом закончим вечер», — сказал Амос, одеваясь.

«Я помогу Фрэнку дойти домой», — сказал Уокер. Толстяк также уже оделся и Фрэнк опирался на его руку. Старик был полностью выжат.

«Еще одна игра», — сказал Дик.

«Успокойся, Дик», — сказал Амос, шлёпнув своего друга по плечу, натягивая на себя одежду. «Мы получили то, за чем пришли».

«Что вы имеете в виду?» — Спросила Эмбер. Она последовала за чёрными мужиками на кухню. Она не стала в этот раз отмываться от спермы и она с каждым шагом вытекала из неё. Эмбер слишком устала, чтобы беспокоиться об этом.

«Победитель забирает все деньги.»

«И карточки?» — Спросила она.

«Я не откажусь от своих карточек», — сказал Уокер. У него всё ещё оставались картчки для «траха», «анала», «ручной работы» и «сиськотраха».

«Мы придержим наши карточки». Фрэнк взял ручку и карточку и написал на ней что-то. «Мы играем на все деньги, и это». Он бросил карточку на стол. «Пусть Эмбер вернёт свои деньги».

«Я в игре», — сказал Амос, прочитав карточку.

Эмбер наклонилась и прочитала карточку. Там было написано: «Обладатель этой карточки является хозяином Эмбер, ему полностью принадлежит её тело». Цена карты равнялась 350 долларам. Эмбер взглянула на фишки для покера и карточку. «Я в игре», — сказала она. «Но сдаёт Уокер».

Черные мужчины кивнули и отдали колоду Уокеру. «Игра в Пять карт». «Уокер раздал каждому игроку по пять карт».

Эмбер взглянула на свои карты. У нее была пара тузов. Снова, это был не тот случай, когда бы она могла сказать пас, если бы это была нормальная раздача, но в этот раз «или всё или ничего». «Три карты», — сказала она, придержав тузов. Она застонала от разочарования, увидев пришедшие к ней карты.

«Что у тебя», — сказал Уокер. «Я с королем. « Он разочаровано вздохнул и с тоской посмотрел на Эмбер.

«Пара пятерок», — сказал Амос.

«У меня ничего», — Фрэнк бросил свои карты на стол.

Дик Лонг усмехнулся, черные пробелы его отсутствующих зубов отчётливо выделялись на фоне белизны его оставшихся зубов. «Похоже, это Судный день, потому что у меня три шестерки».

Эмбер посмотрела на свои карты и вздохнула. «Ты заполучил меня», — сказала она.

Дик схватил карточку со стола стал целовать её, потом он сложил её и положил в карман «Похоже, я теперь счастливый обладатель одной белой шлюхи. Только немного потрёпанной». Он рассмеялся. Дик Уокер передал Дику всю оставшуюся наличность. «Вы, ребята, идите домой, а я останусь здесь, пока муженёк не вернётся домой».

Дик встал и потянулся, другие чернокожие мужчины вышли из дома. Они поморщились, когда солнечный свет отразился от мокрой травы. Дик посмотрел им вслед. Он открыл холодильник. Я пойду на нашу кровать. Приготовь мне яйца и немного бекона и принеси мне. Сегодня нам понадобится много еды. Поверь мне, нам понадобится восстанавливать наши силы. Ты меня поняла?»

«Поняла», — ответила Эмбер.

Дик протянул руку и дал ей легкий игривый шлепок по заднице, хотя его лицо осталось серьезным. «Зови меня хозяин, блядь. Теперь приготовь мне завтрак».

«Да, хозяин». Эмбер подскочила и стала выполнять задание, когда Дик удалился в её спальню.

****************

Эмбер обхватила свой раздутый живот, выйдя из медицинского центра. Ребенок был в порядке. Она была уже на седьмом месяце беременности. Она немного всплакнула от отчаяния. Она даже не знала, чей это ребёнок. Она предполагала, что это был Дик, так как он трахал ее почти каждый день, но Уокер и Амос тоже время от времени заходили потрахать её. Её чёрный хозяин давал им доступ к её телу и её обязанностью было удовлетворить их любым способом. Старый Фрэнк больше не трахал её, он любил зайти и посмотреть как её трахают время от времени.

«И что мне, блядь, теперь делать», — сказала она вслух, ковыляя к своей машине. Отдел социального обеспечения не даст ей ничего, так как она еще была замужем, и Фред не подал документы на развод. Как только у неё родится сын, это станет гарантией Фреда, что у него останется всё их имущество. Всё и так было уже в его пользу, так как всё имущество было переписано на его имя. Теперь, он позволит ей оставаться в доме, пока они не разведутся. Он переехал в квартиру ближе к работе. Она даже не знала, как она забеременела. В глубине души, ей хотелось верить, что могущественные чёрные члены её любовников, оказались слишком сильны для её противозачаточных таблеток.

На площадке рядом с парком, где она припарковалась, начался баскетбольный матч. Она увидела, как дюжина полураздетых молодых чернокожих мужчин передавала друг другу мяч. Они остановились и уставились на неё. Фигура у неё всё равно осталась стройной, несмотря на её огромный округлый живот, похожий на баскетбольный мяч, спрятанный под её рубашкой. У неё должен был родиться крупный ребёнок.

Один из юношей, похлопал рукой по спине другого и передал ему мяч. Он присвистнул, подскочив к Эмбер. «Вы белая девушка, живущая на Вашингтон?» — спросил он.

«Да», — она остановилась, и нахмурилась.

Он вытащил карточку. «Мне передали это, и я хочу это обналичить».

Эмбер прочитала карточку. На ней было написано: «Эта карточка для одного хорошего минета. Стоимость 35 долларов». Где ты это взял?»

«Старик Дик Лонг сторговался ей со мной за кое-какую травку. Он сказал, что ты хороша в этом».

Эмбер взглянула на выпирающие мышцы чёрного юноши. Солнечный свет отражался от его потной, чёрной кожи. Он был одет в спортивные штаны под которыми похоже пряталась большая чёрная змея. «Пошли в переулок».

«Эй, мамочка, я уверен, ты была великолепна, пока не залетела», — сказал он, следуя за ней в переулок и глядя на её задницу.

Эмбер разорвала карточку и бросила ее на землю. Она нашла какую-то картонку и встала на неё на колени, и чёрный юноша подошёл к ней. Она потянулась к нему и остановилась, увидев как у неё дрожат руки. Она покрылась потом. Своими трясущимися руками она взялась за штаны мужчины и опустила их вниз. Его большой чёрный член выскочил. Её глаза похотливо уставились на него, и под её взглядом он стал напрягаться. Он был великолепен, достигая в длину почти целый фут. В отличие от стариков, этот мальчик был обрезан, и его член излучал молодость и жизненную силу. Она больше не могла терпеть. Она засосала головку, размером со спелую сливу, и начала с удовольствием сосать её. Он застонал в одобрение.

«Чувак, эта шлюха умеет сосать члены», — сказал другой чёрный мужчина. Другие пять игроков проследовали за ними в переулок. Краем глаза Эмбер увидела, что кое-кто из них сжимает свою промежность, а некоторые вытащили свои большие красивые чёрные члены из шорт или штанов. Тот, кто сказал это, поднял разорванную карточку. «У меня нет таких карточек, но у меня есть 35 долларов. Ты у меня отсосёшь?»

Эмбер кивнула, застонав с охваченным её губами членом. Она увидела, как другие потянулись к своим кошелькам, доставая деньги. Ее финансовые проблемы были решены.

Впоследствии, Эмбер положила в карман $ 190 долларов, которые только что заработала. «Вы, ребята, приходите ко мне после рождения ребёнка, и я покажу вам мой прайс-лист, если вам захочется больше». Она знала, что её чёрный хозяин не станет возражать, но он вероятно захочет получать часть прибыли.

Черные юноши с охотой кивнули и вернулись к своей игре.

**************

Фред Герц слушал храп его новой подруги Франсин. Её можно было описать, как девушку приятной пухлости и далеко не красавицей, какой была его жена, но у неё была добрая душа и она любила трахаться. Он скатился с кровати и тихонько вышел из спальни.

Фред включил компьютер и стал смотреть недавно загруженное им видео. Белую женщину на экране трахал сзади гигантский чёрный мужчина, и за этим наблюдал муж женщины. Это было любительское видео. Белая пара была одета в маски, чтобы сохранить анонимность. Чёрный мужчина был без маски. Муж надрачивал маленький пенис, который был наполовину меньше черного. Фред достал свой пенис и стал дрочить, смотря видео. Он всего лишь час назад кончил с Франсин, но порно снова возбудило его. Фред обнаружил, что теперь проводит часы в поисках межрасового видео, картинок, и историй, почти каждую ночь. Он пытался с этим бороться, но образ большого чёрного мужчины, трахающего Франсин, заполнял его мысли почти каждый день. Ночь, которая произошла почти год назад изменила его, также как и Эмбер.

Фред смотрел в окно всю ночь. Он видел и слышал почти все, что произошло. Он смотрел, как они играют в карты через одно окно, потом переходили к окну в гостиной и видел, как его невинная жена сосала черные члены, давала трахать себя в задницу и в киску этим грубым старикам.

Фред отрёкся от своей жены и нового дома в ту ночь, после последней игры. Он шесть часов без остановок добирался до своей конференции, хотя и пропустил добрую её половину, он сослался на болезнь. Он уже знал, что с его браком покончено. Внутри себя он всё решил. Он вернулся домой после конференции и притворился, что всё нормально. Единственным отличием в их браке стало то, что Фред не требовал секса. Но даже если Эмбер это заметила, она не возражала. Она, казалось, успокоилась. Однако Фред замечал признаки того, что она занималась сексом днём, когда он был на работе, и она даже не пыталась найти работу. Он каждый раз заставал её в душе, когда возвращался домой и похоже она постоянно относила постельное бельё в прачечную. Фред лишь улыбался и притворялся дураком.

В следующий раз, когда Эмбер купила свои противозачаточные таблетки, он заменил их безобидными витаминами компании, которую он представлял. Он бросил её, когда она забеременела. Он сказал ей, что всё знает, упаковал свои вещи и уехал. Это был последний раз, когда он видел Уокера и Фрэнка. Старики показали ему большой палец, поднятый вверх, когда он проезжал мимо них.

Сидя в своем кресле и подрачивая на межрасовые порно, Фред зло усмехнулся. Он ни на грамм не чувствовал вины за то, что его жена залетела от одного из этих чёрных стариков. Она это заслужила. Он знал, что его брак закончен, когда была сыграна последняя игра. Она избавилась от зависимости к азартным играм, но теперь у неё появилась другая зависимость. Фред видел карты своей жены. У Эмбер было два туза, когда к ней пришло ещё две карты. Эмбер взглянула на четыре туза, которые у неё теперь были, и спасовала. Она отдалась телом и душой Дику Лонгу.

Фред увидел, как маленький ручеёк спермы вытек, как из шприца, из его члена. Он вытер его и выключил компьютер.

Фред положил голову на руки и зарыдал: «Почему Эмбер? У тебя была выигрышная комбинация. Почему?» Фред отошёл от шока и решил двигаться по жизни дальше и послал Эмбер бумаги на развод.

Теперь, осталось только перестать представлять Франсин с большим чёрным членом во рту и киске.

P.S. Перевод — FUCTOR

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here