ПОДЕЛИТЬСЯ

Эта история началась, когда наша главная героиня Катя, к тому времени красивая молодая девушка, встретила мужчину своей мечты. Его звали Павел. Молодые встречались уже полгода, когда наконец Павел решил познакомить Катерину со своими родителями.

Знакомство с родителями

В субботу утром они приехали на вокзал сели и спустя два часа томления в душном автобусе они наконец вышли на свежий воздух.

— Вот и моя деревня, — сказал Павел, указывая на виднеющиеся за полем дома.

Родители были очень рады что сын наконец нашел невестку. Мать Павла Клавдия была грузной женщиной 55 лет, а отец Анатолий был невысоким плотненьким лысоватым мужчиной. За обедом Катя то и дело смущенно отворачивала глаза, когда ловила на себе взгляд свекра. Стояла жаркая погода и молодые почти весь день провели на реке отдыхая и купаясь.

На следующий день, несмотря на то, что был выходной, Павлу позвонили, его срочно вызывали на работу. Катя тоже хотела ехать, но свекровь стала уговаривать ее остаться. К тому же Катя была в отпуске.

Поддавшись уговорам Павла и его мамы Катя решила остаться еще на пару дней.

Весь следующий день Катя загорала и купалась, все было просто прекрасно единственное, что ее постоянно смущало так это то, как на нее смотрит свекр. Впрочем она старалась не придавать этому значения.

Ближе к вечеру свекровь затопила баньку, чтобы Катя не уехала не попарившись.

Катя купалась и гуляла по берегу, вернулась когда уже смеркалось.

— Иди в баньку, — сказала свекровь: мы уж помылись, я спать, а Анатоль, небось у Михалыча, водку пьет зараза.

— Помойся да ложись, да и не забудь в бане свет погасить, — сказала свекровь.

— Хорошо, — ответила Катя и накинув халат побежала в баню.

Банька находилась в самом конце огорода. Пройдя по огороду Катюша поела клубники и вошла в предбанник.

Она и не знала, что за баней в кустах смородины сидит ее свекр с тем самым Михалычем.

Они уже допивали чекушку водки, когда услышали шаги.

— Идет сучка, — шепотом сказал Анатоль: я сегодня видел ее в купальнике, трусики тонкие — «странги» мать их за душу вроде называются Так вот на пизде полоска тонкая, аж ее срамные губы видно, а волос нет видать бреет…

— А кожа кожа то какая нежная, загорелая, — продолжал свекр.

Михалыч, щас посмотришь на ее сиськи вроде второй размер, а талия, ух так бы и отодрал курву — говорил Анатоль.

— Так и отдерем, — сказал изрядно захмелевший Михалыч. Ему как и Анатолю было 55 тоже пенсионер — кореш собутыльник.

— Не знаю невестка все ж, — произнес Анатоль.

— Ебет же твой сынок, а мы что хуже, с нее не убудет, на пользу пойдет, — сказал Михалыч, заглядывая с темноты в окно.

— Да брось ты, — сказал Анатоль слегка испугавшись намерениям Михалыча.

Ооо, вот это девка, хороша, — промычал Анатоль, увидев как невестка наклонилась, чтобы взять мыло.

— Да прям персик… смотри ножки раздвинула, — проговорил Михалыч.

— Не знаю как ты, а я ее щас, — выпил стопку Михалыч: отдеру!

— А если стуканет потом? — обеспокоенно спросил Анатоль

— Не трусь Толик если сделаем все правильно каждый день трахать будем, — процедил Михалыч.

— Смотри зайдешь только когда уломаю, — сказал Михалыч и скидывая одежду зашел в предбанник.

Анатоль с нетерпением ждал прячясь в темноте.

Наконец скрипнула дверь и в дверях бани показался волосатый старик с торчащим членом его головка мерно покачивалась.

Катя впала в ступор… страх сковал ее.

— Что, что, вам надо? — лишь успела сказать она, как член Михалыча замаячил у нее перед лицом, а большая рука мужчины влепила ей пощечину. Катя тихо заплакала, а мужик схватил ее за волосы и ударил еще раз.

— Открой рот сучка, — сказал он, пытаясь протиснуть член в ее закрытый ротик.

— Все равно заставлю, — сказал он, затем еще раз ударил ее по лицу и Катерина открыла рот.

Наблюдавший Анатоль не мог поверить в происходящее, Михалыч держал невестку за голову и неспеша трахал глубоко погружая свой толстый хрен ей в ротик. Было видно как по щекам текут слезы, девушка то и дело давилась и Михалыч вытаскивал член давая ей перевести дыхание, после чего вновь погружал член по самые яйца.

По большой, красивой груди невестки текли ее слюни, вперемешку со слезами, она давилась, кашляла но не могла ничего изменить.

Наконец наигравшись, старик вытащил член: думаю ты поняла что лучше слушаться, да?

— Да, — ответила Катя. Голая униженная, вся в слезах она сидела на корточках глядя на обвислый живот, волосатые ноги своего насильника, она была сильно испугана и готова была сделать все что угодно лишь бы он не бил ее.

Михалыч тоже понимал, что она сломлена. Он торжествовал.

— А теперь посмотрим как трясутся твои большие сиськи, — сказал он ложась на пол.

— Давай дочка, — заржал он: насаживайся на толстый член папочки!

— Тебя ударить сучка, быстро села верхом, — сказал старик видя ее замешательство.

— Нет, я сяду, — еле выдавила из себя девушка и присев медленно опустилась на член.

— Что великоват? — спросил старик, видя ее выражение лица.

Девушка промолчала, за что тут же получила пощечину. Из ее глаз хлынули слезы.

— Не надо, я все для вас сделаю, — сказала она часто дыша и всхлипывая.

— Конечно сделаешь и сегодня и завтра, только не смей молчать когда тебя спрашивают, поняла? — грубо сказал Михалыч.

— Поняла, — ответила Катя.

Следуя его указаниям, девушка наклонилась вперед так, что ее груди оказались над лицом мужчины.

— А ты красавица, красивая мордашка большие груди широкий зад мечта просто, — говорил старик, тиская ее за груди. — А кожа то какая нежная!

Старик поглаживал ее бедра, а девушка постанывая покачивалась над ним насаживаясь на его член. Из ее глаз стекали редкие слезы, груди покачивались в такт фрикциям. Катя поначалу не испытывала ничего кроме чувства унижения и стыда, старик был ей противен и каждое погружение его толстого члена в сухое влагалище извергало из ее груди непроизвольный стон, она думала лишь о том чтобы старик поскорей кончил. Прошло около 2 минут, но к ее удивлению старик, все еще не кончал, еще больше ее удивило то что несмотря на унижение и стыд она все сильнее возбуждалась.

Старик шлепал ее по заднице, кусал за соски, обзывал шлюхой.

В это время Анатоль сжадностью смотрел в окно как Михалыч ловко управляется с его невесткой. Его возбуждение достигло предела, скинув одежду он выглянул на улицу, убедился, что рядом с баней никого нет и только после этого вошел в баньку.

Невестка стояла лицом к двери, поэтому сразу его увидела, но ей было уже не до стыда. Она не скрывая постанывала каждый раз, когда поднявшись вновь насаживалась на член своего насильника.

Свекр сел рядом.

— Не каждый день увидишь такую красоту, — тяжело дыша проговорил Михалыч.

Да уж — ответил Анатоль, глядя на большие качающиеся груди невестки.

— Слышишь как хлюпает ее пизда от удовольствия, вначале сухо было а сейчас просто потекла, — продолжал Михалыч.

— Тебе нравится сучка? — не унимался Михалыч чувствуя себя самым главным.

— Д..д.да, — опустив голову невнятно промычала Катя.

— Посмотри на свекра и скажи ему в глаза, — велел Михалыч.

Продолжая насаживаться на член катя повернула голову к свекру и произнесла: Очень нравится. Спустя пару секунд девушку потряс сильнейший оргазм.. она задергалась, застонала, и тихо заплакала продолжая насаживаться на член.

Ее совесть и разум убеждали ее, что она не должна получать удовольствие, но тело их не слушало…

Сокращения влагалища сделали свое дело и Михалыч тоже бурно кончил и закряхтев излился в нее.

— Что понравилось дочка? — спросил Михалыч.

— Да, — опуская глаза сказала девушка.

— Обслужи своего настоящего папочку полижи ему а то он словно девственник, растерялся, — приказал Михалыч.

Катя присела перед свекром на колени и взяв его член. с отвращением стала неспеша посасывать. Муж никогда не заставлял ее сосать.

Да, не так, — сказал Михалыч, он усадил Анатоля на лавку сам сел рядом.

— Возьми мой член. Так… — простонал он, когда губы девушки сомкнулись на его члене, обхватив ее за голову он стал насаживать ее по самые яица отпуская лишь когда она давилась. В это время свекр пристроился сзади войдя в пизду стал неспешно ебать свою молодую невестку.

Видел бы тебя сейчас мой сын ск анатоль погружая член в хлюпающую пизду невестки. Михалыч уже вновь был в боевой готовности и сидел рядом тиская Катю за груди и ждал своей очереди.

Видя как девушка вновь начинает постанывать Михалыч решил расспросить ее о личной жизни полагая что сейчас она возбуждена и вряд ли будет врать..

Его интересовало сколько у нее было мужчин, где и с кем она потеряла девственность, изменяла ли Павлу, удовлетворяет ли он ее.

Катя действительно была возбуждена, поэтому без тени стеснения тяжело дыша, сбивая голос стала рассказывать:

— Девственности меня лишил Павел до сегодняшнего дня я ему не изменяла, — сказала Катя.

— А оргазм?

— Ты кончаешь когда его член долбит твою пизду, тебе нравится как его папочка работает за него? — спросил свекр.

Последовало пару секунд молчания, после чего Катя с нежеланием произнесла:

— Я считала себя фригидной, я сегодня впервые кончила.

— Я же говорил что ей понравится, — сказал Михалыч, наслаждаясь своей победой и тиская ее за груди.

Анатоль продолжал долбить разъебаную пизду невестки, которая хлюпала при каждом толке, сперма Михалыча вперемешку с выделениями девушки сочилась из пизды, и стекала по внутренней поверхности бедер и лишь спустя пару минут Анатоль смог кончить выстрелив в пизду невестки своим семенем.

Тут же его место занял Михалыч, а Анатоль отдыхал наблюдая как 53 летний собутыльник трахает молодую, сочную, 26 летнюю девушку.

В этот раз и Михалыч долго не мог кончить обилие смазки в пизде делало секс очень долгим, Изменив своим принципам, что секс должен быть неспешным, он обхватил ее за бедра и очень быстрыми толчками стал долбить пизду девушки.

В таком темпе его хватило лишь на минуты полторы, но и этого было достаточно чтобы довести Катерину до оргазма, и кончить самому.

Отвалившись в сторону, тяжело дыша он закурил. В бане пахло спермой.

— Ты вроде в отпуске? — спросил Михалыч.

— Да, — промычала Катя.

— Ну значит погостишь еще недельку…

— А муж? …

— Придумаешь что-нибудь, а то расскажем ему как ты кончала на члене его папочки, — рассмеялся Михалыч.

— Да уж, — сказал свекр глядя на потную невестку сидящую перед ними на коленях на ее молодое тело, большие груди.

— Давай звони, — сказал Михалыч, когда они вышли в предбанник он усадил ее на скамейку и указал на телефон.

Когда девушка набрала номер, он вдруг вышел но через пару секунд вернулся держа в руке большой огурец. Затем он раздвинул ей ноги и приставив его к разъебанной пизде истекающей спермой, надавил и легко ввел его внутрь. Катя ойкнула когда он ритмичными толчками стал то погружать его почти полностью извлекая то погружал наблюдая как ее срамные губы влагалища обхватывают огурец переросток.

Все это время Катя выслушивала как он скучает без нее, и изредка вставляя фразы старалась сдерживать голос, Михалыч энергично трахал ее огурцом наконец глубоко вдохнув сказала что она тоже очень скучает и сославшись на то что здесь так здорово сказала что хотела бы остаться до выходных, до его приезда. Она готова была уже кончить а Павел все не прощался.

Павел, конечно согласился, сказал что целует ее.

— Я то..тоже, — ответила Катя и нажав сброс издала протяжный стон бурно кончив. Все это время старики злорадствовали. Стоя рядом.

До приезда мужа оставалось пять дней.

Дни в деревне

Утром Катя проснулась от того, что рука свекра гладила ее грудь. Она попыталась открыть рот, как он тут же показал, чтобы она молчала.

— Господи, это не сон! — пронеслось в ее голове. Катя спала голой, поэтому Анатоль беспрепятственно исследовал рукой ее тело, гладил ее округлости, после чего залез на кровать, опустил полог (навес от комаров из белой легкой ткани) и стянул портки.

Катя, как испуганная собачонка сидела в ногах, наблюдая, как его волосатая задница плюхается на кровать. Она видела его большие яйца, его толстый даже в спокойном состоянии член.

Впрочем, выбора у нее не было, это прекрасно понимал и свекр. Радостно ухмыляясь он наблюдал, как молодая женщина, следуя его указаниям встает на четвереньки, как провисают ее красивые, белые груди с большими ореолами сосков, как она опирается на руки и немного морщась берет его вонючий толстый хрен в ротик, в этот красивый нежный ротик, обхватывая и облизывая головку. Старик сходил с ума от ее тела, от ее нежной загорелой кожи, широких бедер, он буквально пожирал ее глазами.

С каждым прикосновением языка член наливался и вот он уже покачивался из стороны в сторону. Катя, преодолев отвращение обхватила его губами и стала сосать. В нос бил резкий запах мочи, и спермы, перед глазами Кати были его большие яйца, пивной живот покрытый волосами и постоянно улыбающееся лицо свекра.

Старик знал, что она выполнит любое его желание, сам факт обладания такой шикарной девушкой сводил его с ума.

— Ну что Катюша, насаживайся на хрен папочки, — сказал он.

Анатоль злорадствовал, наблюдая как его старый член медленно погружается в пизду невестки, раздвигая ее большие наружные губы. Как она постанывает, привыкая к его размерам и начинает двигаться то вверх, то вниз, насаживаясь на него.

Он сжимал ее большие груди, сильно втягивая в рот ареолы сосков. Притягивал к себе ее лицо целовал взасос и погружал язык в ее рот. Катя терпела. Его поцелуи вызывали у нее отвращение. Она то и дело покачивалась насаживаясь на член свекра, ее груди колыхались в такт толчкам. Старик обзывал ее шлюхой, блядью… звонко шлепал по заднице.

— Ты знаешь, а я, пожалуй, никогда не ебал такую красивую шлюшку… Обычно все деревенские с заросшей пиздой, пышные, некрасивые.. а ты просто модель, — говорил он и, не спеша, накачивал невестку своим членом…

— Когда я тебя увидел, я конечно порадовался за сына и в душе позавидовал ему…но я и представить не мог что так близко с тобой познакомлюсь, — говорил Анатоль, тиская ее за грудь.

Девушка молчала, опустив глаза она неспеша насаживалась на член покачивая грудями.

— Старик ебал ее всего наверно с минуту, а пизда уже предательски начала хлюпать, — подумала Катя. Девушка начала получать удовольствие, ее тело будто не подчинялось ей ведь свекр был противен ей как мужчина.

Свекр был на седьмом небе от счастья наблюдая как будущая жена сына сама насаживается на его старый член, он ласкал ее красивые груди, гладил нежную, загорелую кожу на бедрах.

Он сходил с ума от ее нежных красивых рук, так непохожих на сильные покрытые венами руки доярок.

— Господи что со мной происходит, — думала Катя, чувствуя как каждое погружение члена вызывает очень приятное ощущение в пизде, которое отдается по всему телу. И с каждым толчком это чувство усиливается.

— Что, нравится.. вишь, как пизда захлюпала, — сказал свекр, наблюдая как на лице появился румянец и набухли соски.

— Отвечай сучка, — сказал он насадив ее на член до основания и прижав к себе.

— Да нравится, — превозмогая себя ответила Катя.

— Нет, если не хочешь я прекращу…ты только скажи, — сказал старик и сделал два быстрых толчка членом удерживая ее за бедра.

Он знал, что она возбудилась и вряд ли захочет прекратить. И он был прав.

— Так мне прекратить?

— Нет.

— Что нет? Ххочешь чтоб папочка надрал тебя грудастая сучка? Ну же?

— Да… я… я хочу, чтобы папочка трахнул свою невестку, — ответила Катя, выдавливая из себя слова.

— А попросить… как надо просить?

— Пожайлуста оттрахай свою грудастую шлюшку, — сказала девушка.

— Ну тогда работай задом, — сказал старик и стал сильно шлепать ее по большой загорелой попе. Катя чуть слышно вскрикивала от каждого удара, не смея ему возразить.

— Это тебе за то, что мужу будущему изменяешь. Получай шлюшка! А это чтобы знала, кто твой хозяин, давай, шевели своей задницей, выдои своего папочку, коровка!

Нанеся около 30 ударов свекр наконец успокоился видя как по щеке Кати потекли редкие слезы и покраснел зад.

— Ничего, ничего, надо иногда для профилактики, да и кончишь быстрее. Горит небось задница… — Задница невестки действительно горела, будто она сидела на раскаленных углях.

Толстый хрен свекра блестящий от соков невестки то появлялся то вновь полностью исчезал в пизде девушки. Она молча насаживалась на его инструмент, слушая похабные слова свекра, который всячески ее обзывал, но ей уже было все равно… мозг потерял контроль над ней и теперь она словно превратилась в одну большую пизду.. которая жаждала мужского семени и секса. Невестка приоткрыла рот и закатила глаза.

— Сейчас кончит сучка, — подумал свекр. — Ээ.. как ее пробрало.

Девушка задергалась и стала энергично насаживаться на член…затем обмякла и упала на свекра вдавив в его лицо свои потные груди…

— Катюша, — послышался голос свекрови, в следующую секунду заскрипела и отворилась дверь. На веранду вошла свекровь.

Она стояла в метре от Кати стоило лишь поднять полог (навес от комаров из легкой ткани) чтобы увидеть, чем занимаются ее благоверный и будущая невестка.

Сердце Кати бешено застучало, толстый член свекра продолжал пульсировать в мокрой пизде девушки. Она была готова провалиться под землю, даже стать шлюхой.. но лишь бы свекровь не подняла полог. Стараясь скрыть дрожь и волнение девушка ответила:

— Да мама?!.

— Вставать пора, уже полдень. Я тебе молочка принесла, выпьешь?

— Нет, спасибо, попозже. Я немного полежу, — ответила Катя.

— Хорошо, оставлю на столе, — сказала свекровь, поставив на стол прямо возле кровати. — А что полог-то закрыла, не жарко?

Катя, все также сидя на члене свекра, даже не знала, что ответить, душа ушла в пятки, пульс наверно зашкаливал.

Возникла пауза.

— Ой, извините, мама, я опять задремала, что вы сказали? — пытаясь успокоиться ответила невестка.

— Я говорю, комары, наверно, замучали, раз полог закрыла? — спросила свекровь.

— Да, вечером сильно пищали. Сейчас вроде нету, может открыть? — спросила свекровь.

— Нет, не нужно, я еще посплю… — с последней надеждой на спасение сказала Катя.

— Ну ладно, я пошла к соседке, увидишь Анатоля, скажи, чтоб навоз почистил. Опять где-то шляется, окаянный.

— Конечно, — сказала Катя, облегченно вздохнув.

— Ну что, продолжим, — сказал Анатоль, когда свекровь вышла. Видя как перепугалась невестка:

— А ты молодец, я и сам труханул. А вспотела-то как, — сказал он проведя по спине девушки. — Давай становись раком!

Катя, все еще не придя в себя, стала приподниматься на дрожащих ногах и большой твердый член свекра с хлюпающим звуком вышел из пизды.

Анатоль открыл полог, вдохнул свежий воздух, затем взял стакан, принесенный его старой женушкой, и, направив член в разъебанную пизду невестки, стал медленно долбить ее попивая молоко.

Он держал ее за широкие бедра и неспеша погружал член меж шикарных ягодиц в мокрую пизду.

Катя, опустив голову, молча сносила его толчки. Анатоль то и дело вытаскивал мокрый от выделений невестки член и вновь погружал его в раскрытое влагалище.

— Щас я накачаю тебя воздухом, потом пукать будешь только не попкой, а пиздой, — заржал свекр. Веранда наполнилась запахом секса и чавкающими звуками пизды. Наконец, Анатоль застонал и, кряхтя, излился в пизду Катерины.

Спустя минуту Катя приводила в порядок член свекра. Сидя на корточках, она слизывала с члена и яиц свекра свои выделения и сперму. На полу меж ее ног образовалась небольшая лужица из спермы, накапавшей из ее разъебанной пизды.

Когда вернулась свекровь, ничто уже и не напоминало о том, что случилось, лишь сперма потихоньку вытекающая из пизды, то и дело заставляла Катю бегать в туалет, где она стирала следы преступления туалетной бумагой.

Когда Катя в очередной раз возвращалась из туалета во двор, вышел свекр. Он по хозяйски обнял ее, схватив за задницу.

— Даже муж никогда не позволял себе такого, — подумала Катя, но здесь она была бессильна. Это прекрасно понимал и Анатоль. Поцеловав ее в засос, он сказал:

— Ты куда сейчас?

— Не знаю, — грубо ответила девушка, пытаясь пройти. — Пусти!

— Иди. Да, чуть не забыл, в 14:00 ты должна быть у фермы, там Михалыч будет ждать, тебе понравиться!

Не пойти Катя просто не могла. К назначенному времени она была у фермы благо идти было недалеко. На ней было легкое летнее платье с глубоким вырезом. Катя не хотела светиться, поэтому встала возле деревьев, где ее и увидел Михалыч.

Этот коренастый лысый мужик годился ей в отцы. Через пару минут следуя за ним, она оказалась на столе в подсобке фермы.

Без долгих прелюдий он раздвинул Кате ноги и, несколько раз хоркнув на пизду, ввел член. Быстрыми размашистыми толками он стал долбить девушку, наслаждаясь ее телом. В любой момент могли прийти, это пугало и возбуждало Катю, и она вновь потекла. В комнате запахло сексом. Михалыч то извлекал член из ее мокрой пизды то вновь с хлюпающим звуком погружал его по самые яица, заставляя девушку стонать. Пару раз засадив член до основания он, извлекал его, наблюдал за ее раскрытой пиздой, иногда харкал туда и вновь неспеша входил внутрь…

Это продолжалось, как показалось девушке, очень долго. От каждого толка по телу разливалась сладостная истома и, наконец, девушка кончила. Через минуту кончил и старик, заливая ее внутренности своим горячим семенем.

Катя только вышла из подсобки и успела спрятаться за ширмой, как пришли доярки. Улучив момент, она покинула ферму.

На улице светило солнце щебетали птицы, дети играли в салки, жизнь продолжалась, встречались мужчины и женщины, все здоровались, зная что она невестка Анатоля, но никто и представить не мог, что она стала рабыней, игрушкой для утех.

Когда она пришла домой, свекровь спала, взяв купальник, она отправилась на реку, не желая попадаться свекру на глаза, где и задремала, скрывшись от посторонних глаз.

Каждый день Анатоль с Михалычем прикладывались к бутылке. Пили, конечно самогон, который подешевке скупали у одной старухи на окраине деревни. Брали обычно в долг и в конце месяца расплачивались. Так и в этот раз вечером Михалыч с Анатолем решили проведать Марью, так звали старуху самогонщицу. Они хотели выпить, к тому же, как уверял Михалыч, самогон дает им молодость — когда они выпьют, они могут ебать Катюшу в два раза дольше, как молодые и даже лучше.

Марья жила одна. Это была женщина 54 лет слегка полноватая, но очень шустрая. Всю жизнь отработав дояркой в колхозе, она вышла на пенсию и подрабатывала, спаивая алкашей. Местные женщины не любили Марью и знали, чем она промышляет. Так вот когда Анатоль с Михалычем огородами зашли к Марье, та наотрез отказалась давать им пойло.

— Вы мне уже за 3 литра должны.

— Ну Марьюшка, мы отдадим, — уверял Михалыч, что через два дня он получит и сразу отдаст.

— Ну ладно, но в последний раз… — Выпив прямо там, мужчин понесло на разговоры. И старуха услышала про Катю…

— Что это за Катя, кого это вы там поебываете?..

— Да никого, Марья кто ж нам даст-то старикам, — ответил Анатоль.

— Да ладно, я же слышала, не скажете, не получите пойла.

— Ладно, только ты обещай, что ни-ни, — сказал Михалыч и поведал вкратце, как они совратили девушку.

— А ты приведи ее ко мне вечерком, а я вам долг прощу, — сказала Марья и Анатоль увидел, как загорелись ее глаза.

— Зачем она тебе?

— Не твое собачье дело, — засмеялась Марья. — Поработает, вон убираться надо, неуспеваю!

— Ну, ладно, — сказал Анатоль, видя, как кивает Михалыч. — Только после 9 вечера, не поздно будет?

— Нет часов до 11 все сделает, — сказала заулыбавшись старуха.

Поужинав, Анатоль кивнул Кате, чтобы следовала за ним. Было уже 8 часов, поэтому он торопился..

Когда Катя вышла в сени, Анатоль велел ей полезать на сеновал, пока свекровь не вышла. Лишь только девушка взобралась на сеновал, как тут же услышала голос свекрови, которая загоняла корову. Анатоль кормил кур и свинью.

Тут из-за кучи сена показался Михалыч. Через минуту Катя уже стояла на четвереньках, а старик трахал ее в горло. Девушка давилась, по щекам текли слезы. Наконец, наигравшись, он велел ей встать раком.

Задрав ее легкое платье на спину, он осмотрел ее шикарную, задницу, ее нежную красивую кожу, опустил взгляд ниже меж ягодиц и, обслюнявив палец, ввел его в пизду.

— А ты уже потекла, — еле слышно шепнул он, после чего резко шлепнув ее по ягодице, пристроился сзади и ввел сой старый член в ее увлажнившуюся киску. Катя издала едва заметный стон когда член Михалыча вошел, раздвигая стенки ее влагалища. На щеках все еще были слезы, она чувствовала себя последней блядью, шлюхой, она была противна самой себе. От каждого толчка ее тело подавалось вперед, груди колыхались, на спине проступил пот, слезы высохли, каждое погружение члена сопровождалось хлюпаньем потекшего влагалища. Опустив голову, она старалась не стонать, чтобы старик не видел, что она получает удовольствие, но старик все прекрасно видел.

Он ударял ее по заднице, тискал за груди, иногда замирал и наблюдал, как спустя пару секунд возбужденная до предела девушка сама начинает насаживаться на член подаваясь на него задницей. Действительно, в этот момент ей было абсолютно все равно. Когда она начинала течь, исчезало отвращение, пропадали угрызения совести, словно мозг отключался, и она превращалась в одну большую пизду, которой хотелось, чтоб ее трахали. Но как только девушка кончала, она приходила в себя, и ее начинали мучить угрызения совести.

Спустя 15 минут, поттеревшись туалетной бумагой, Катя следовала за Михалычем, пробираясь огородами к заветному дому. Трусы уже намокли от спермы и выделений, которые сочились из влагалища.

Сделаешь все, что она захочет, поняла? — сказал Михалыч, когда на пороге появилась женщина, Катя замешкалась… за что тут же получила звонкую пощечину.

— Поняла, — сказала она. Старуха улыбнулась, видя как с ней обращаются. Закрыв дверь за Михалычем, она впустила ее в избу, пожирая стройную фигуру девушки глазами.

— Меня зовут Марья Ивановна, будешь называть меня мамочкой, — сказала Марья и подошла к Кате оценивающе обходя ее вокруг.

— Хороша, как же они смогли совратить такую кралю… Сымай платье.

— Что?.. — непонимающе спросила девушка, за что тут же получила звонкий шлепок по щеке.. затем еще и еще… из глаз потекли слезы…

— Не надо, я все сделаю, — произнесла, она снимая платье…

— Так, что это? — сказала мамочка, увидев потеки блестящей жидкости на внутренней поверхности бедер. И мокрые трусы которые сильно пахли спермой.

— Тебя что только что оттрахали, да? — отвечай сучка.

—Да, — испуганно ответила Катя. Она почувствовала, что боится этой женщины гораздо сильнее Михалыча.

— Куда он тебя трахал, расскажи мне!

Катя, сгорая от стыда, принялась в подробностях рассказывать о том, что произошло на сеновале.

— Повернись, наклонись и раздвинь руками ягодицы.

Девушка испытывая чувство стыда и страха повернулась к сидящей на кровати женщине спиной, наклонилась и потянула ягодицы в стороны, раскрывая все еще мокрую пизду…

— А ты красавица, — сказала она, вставив в пизду девушки палец. Катя вскрикнула от неожиданности… из глаз потекли слезы.

— Господи, может, это ужасный сон, тогда я хочу проснуться!..

— Теперь засунь себе в пизду 2 пальца. — Катя замешкалась, женщина одернула ее. Повернув к себе, она поставила ее на колени и влепила пощечину.

— Ах ты блядь, как ты смеешь меня ослушаться!

Следующее просто повергло Катю в шок. Она подняла юбку, и взору девушки предстала пизда женщины, с большими половыми губами.

— Полижи мамочке. — Боясь побоев, Катя с отвращением лизнула блестящие половые губы женщины. В нос ударил резкий запах мочи… пахло словно протухшей рыбой. Катю едва не стошнило, и женщина, словно чувствуя нерешительность девушки, обхватила ее голову и буквально вдавила себе в промежность.

— Так умница, давненько мне никто не лизал… уж со времен учебы в медучилище… была там у нас одна сучка, каждый день мне с подругой вылизывала… тоже вначале не хотела… а потом привыкла…

— А теперь ты будешь… или вся деревня узнает, что с тобой свекр вытворяет.

Катя послушно лизала, в рот попадали волосы, она водила языком вдоль губ, сосала клитор, стараясь, чтобы старуха быстрее кончила.

Наконец, спустя 10 минут, когда девушка почти не чувствовала языка, старуха зарычала и бурно кончила, вдавив лицо девушки себе в промежность.

— А теперь, сучка, садись и раздвигай ноги! — приказала старуха, удалившись на кухню.

Вернулась она, держа в руке огурец сантиметра 4 в диаметре.

— А теперь вставь его в пизду, — сказала она, протягивая его девушке. Следуя указаниям, Катя раздвинула ноги, ввела огурец. Благодаря смазке, он вошел легко.

— А теперь трахай себя, я хочу увидеть как ты кончишь.

Старуха сидела и наблюдала, как девушка неспеша погружает в пизду огурец, она заставляла раздвигать половые губы, наблюдая как расширилась дырка.

Хозяйка злорадствовала и торжествовала, глядя как молодая красивая девушка исполняет все ее указания.

Катя, как бы не хотела и противилась этому, поделать ничего не могла, и, спустя 5 минут траха огурцом, вновь потекла. Теперь она уже погружала огурец на всю глубину, насколько могла, а другой рукой теребила клитор. Оргазм не заставил себя долго ждать, и вскоре она бурно кончила, застонав на глазах старухи.

— Понравилось сучка?

— Да, мамочка, очень, — борясь с совестью и возможностью получить пощечину за молчание, выдавила из себя Катя.

— Хватит на первый раз, придешь завтра в любое время, как сможешь.

— Хорошо, — ответила девушка, и из ее глаз покатились слезы. Когда она вошла во двор, уже стемнело. Зайдя в сортир, она подтерла свое раздроченное влагалище. Затем вошла в избу ей страшно хотелось пить. Осторожно пройдя мимо кровати свекрови, Катя очутилась на кухне и, набрав воды в ковш, стала жадно пить. В этот момент в дверях показался свекр.

Он был в одних трусах. Девушка не успела ничего сообразить, как он оказался рядом и через мгновенье вовсю хозяйничал у кати меж ног, запуская палец в натруженное за день влагалище. Девушка попыталась отстраниться, указывая пальцем на стенку и, как бы намекая, что может проснуться свекровь. На что свекр не отреагировал, продолжая трогать невестку. Надавив на плечи, он опустил ее на колени и, указав, чтобы молчала, спустил трусы обнажив член. Следующие пару минут, вновь борясь со своей совестью и страхом быть застигнутой, сидела на полу на четвереньках и, стараясь издавать поменьше звуков, сосала толстый хрен свекра. Старик, обхватив ее за голову, заставлял заглатывать член до основания. Катя давилась, из глаз текли слезы. Наигравшись, он сел на стул и, повернув невестку к себе лицом, указал на член. Катя подняла полы халата и, направив член меж половых губ, медленно насадилась на член старика. Ее сердце бешено колотилось, в любой момент свекровь могла зайти на кухню… и все.. Но свекровь не заходила, и девушка мерно покачивалась на члене, позволяя рукам старика блуждать по ее телу, сквозь расстегнутый полы халата. Через пару минут тишину стали нарушать звуки чавкающего влагалища. Еще через пару Катя кончила, задергавшись на члене. Сокращения мышц влагалища довели старика до оргазма, и тот излился в нее, наполняя пизду своим терпким семенем. Когда конвульсии свекра прекратились и член стал уменьшаться, Катя слезла с него.

— Оближи его, — едва слышно произнес свекр.

Катя опустилась перед ним на колени и с брезгливостью взяла мокрый от спермы и ее выделений член в рот. После оргазма она вновь чувствовала угрызения совести, она как будто очнулась от того возбуждения и удовольствия, которое было пару минут назад. Обхватив губами уменьшающийся член она с отвращением его облизала. Так же тихо как пришла она покинула избу, оставив свекра сидеть со спущенными трусами.

На веранде звонил телефон.

— Павел, —пронеслось в голове. Сделав несколько шагов Катя подняла трубку.

— Как ты дорогая, я соскучился! — произнес Павел.

— Лежу вот, уснуть не могу.

— Я тоже очень скучаю, — ответила девушка.

— Расскажи, чем занимаешься днем.

— Да так, отдыхаю. Гуляю, загораю. Здесь здорово, мне очень нравится.

— А как отец, не обижает своими шутками?

— Нет, что ты, он меня любит…

— Пьет наверно каждый день?!

— Нет, не пьет!

— Он меня регулярно ебет, — подумала Катя и из глаз покатились слезы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here