ПОДЕЛИТЬСЯ

Это случилось в знаменитой Юрмале, куда приехала отдыхать отдохнуть от горячего южного солнца, чета из Ташкента. Он — достаточно высокий узбекский политик и бизнесмен Ислам, она — его супруга с редким восточным именем Лазиза.

Ислам, который был на 14 лет старше своей супруги, души в ней не чаял. Готов был выполнять все ее прихоти. Все капризы темпераментной красавицы исполнялись моментально. И когда ей взбрело в голову пойти ночью купаться, Ислам с готовностью вызвался ее сопровождать. Хотя сам мужчина с удовольствием бы лучше посидел в кафе с шашлыком (который здесь делать не умели) и водочкой.

На пустынном пирсе, куда они вышли под полной луной, Лазиза быстро скинула всю одежду и нырнула в воду. Ислам поежился от вечерней прохлады. Никакого желания лезть в воду у него не было. Он сказал супруге, что подождет ее и начал любоваться лунной дорожкой. Его супруга все дальше уплывала в сторону буйков, иногда исчезая из вида, когда он услышал сзади голоса. Шли трое местных отдыхающих. Он не раз уже видел их на пляже. Три высоких, под два метра ростом, белокурых латыша. Они поздоровались с Исламом и начали раздеваться, даже не обратив внимания на лежащую рядом с ним женскую одежду. Болтая на своем языке, они спокойно разделись сначала до плавок, а потом сняли и их. Абсолютно не стесняясь, один из них повернулся к Исламу, и начал болтать с ним о всякой ерунде, переключаясь на русский.

Ислама немного коробило это отсутствие элементарных норм приличия у местных. Он частенько видел на местных пляжах женщин, загорающих топлес, парочки, без стеснения, целующиеся на виду у всех. Причем, никто из окружающих даже не думал осуждать их, лишь с интересом или даже безразлично поглядывали на них. И он иногда представлял, как его красавица Лазиза, шла бы по заполненному народом пляжу, сверкая обнаженной грудью, а местные парни оборачивались бы на нее, оценивая небольшие полушария ее груди со всегда торчащими сосками. Почему-то эти мысли помимо ревности ещё и разгоняли его кровь, наполняя член приятной истомой. Он обернулся на супругу, и понял, что она, услышав чужие голоса, стала возвращаться и сейчас находилась рядом в тени пирса, разглядывая из воды атлетически сложенных обнаженных парней. Двое из них стояли на лесенке по колено в воде, не решаясь нырнуть, а тот, что болтал с ним, размахивал руками, чтобы разогреться.

Мышцы бугрились под его кожей, на прессе виднелись кубики, а ниже курчавились рыжие волосы, и болтался крупный необрезанный член. От мысли о том, что его супруга сейчас видит то же самое, кровь ударила Исламу в голову, опять родилась граничащая с яростью ревность и почему-то снова начал наливаться возбуждением член.

Сначала в воду нырнули те двое, сразу наперегонки устремившись в сторону буйков, а за ними прямо с пирса, высоко подпрыгнув вверх, нырнул и третий. Когда они отплыли, на лесенке показалась Лазиза. Она попросила подать ей полотенце, быстро завернулась в него, и, оглядываясь на удаляющиеся фигурки, наспех вытерлась и стала одеваться. Также быстро они ушли с пляжа, так и не перекинувшись и словом. На подходе к их коттеджу, метрах в пятидесяти было летнее кафе. Они прошли в него, так и не зная как начать разговор. Каждый из них чувствовал себя виноватым.

Муж не смог защитить жену от неподобающего зрелища, а жена, пусть и невольно, но видела обнаженного мужчину. И не одного, а сразу троих. Пока готовилась еда, они заказали водки. Ислам видел, что Лазизу до сих пор трясет, и он понимал, что не только от холода. Он налил ей и себе, хотя до этого она всегда пила только вино. Они выпили, налили ещё раз, снова выпили. Ислам сказал, что это такая страна. Здесь не стесняются наготы. После третьей рюмки непривыкшую к таким напиткам женщину развезло. Она с жаром стала рассказывать, что когда увидела этих парней, сразу стала возвращаться, чтобы выбраться, но когда она приблизилась к пирсу, они были уже рядом, а на ней не было одежды. Тогда она укрылась в тени пирса и стала ждать, когда они уйдут.

Хоть Ислам наливал супруге на самое донышко, грамм по 15 всего, но после пятой рюмки, она вдруг призналась супругу, что они были очень красивые, и ей было одновременно страшно и очень приятно смотреть на них. «Такие большие» — вдруг сказала она и осеклась покраснев. А Ислам, прекрасно понимая, что она сейчас сказала совсем не об их росте, неожиданно для себя вдруг признался ей, что когда он увидел, как она разглядывает, у него встал член. И даже сейчас, когда он ее слушает — испытывает сильное возбуждение. «Я тоже» — прошептала она, испуганно опустив глаза.

Вдруг раздались знакомые голоса. В кафе входили те же парни. С ещё мокрыми волосами они громко переговаривались. Вдруг увидели за столиками знакомое лицо, подошли и тот же, кто разговаривал с ним, спросил: «Так и не окунулся? Классная вода». Тут же протянул руку, представился. За ним познакомились с Исламом и его друзья. «А вы купались?» , указывая на мокрые волосы Лазизы, спросил один из них. Лазиза кивнула и опять покраснела. Парни видимо поняли, кого ждал Ислам. Все неловко замолчали. Ислам, чтобы преодолеть неловкость, вежливо предложил присаживаться к ним — парни не отказались. Спросили Лазизу, пробовала ли она когда-нибудь местные коктейли. Они ещё заказали поесть, водки, какие-то коктейли для нее. Как они сказали очень легкие. Лазиза не знала коварства коктейлей, когда за сладостью обычно прячется приличный процент алкоголя. Она как лимонад потягивала их и все больше пьянела. Пару раз она порывалась пойти спать, парни наперебой уговаривали ее, что ещё чуть-чуть посидят, и разойдутся все вместе. Она вопросительно смотрела на мужа, он захмелевшим голосом говорил: «На отдыхе же, завтра выспимся»…

Ислам возвращался из туалета, когда увидел, что за столиком нет его супруги и одного из парней. На вопрос где они — парни сказали, что Лазиза захотела спать, встала и пошла. А он пошел проводить, чтобы ничего не случилось. Ислам, было, пошел уже за ней, вдруг вспомнил, что не расплатился за ужин. Пока доставал деньги и подзывал официанта, увидел, что в их коттедже загорелся свет. За занавеской мелькнула легкая тень его супруги, и он сразу успокоился. Под уговорами парней, он начал рассказывать об Узбекистане, о своей работе. Тут же нашлись общие темы. Опять тосты, выпивка. Третий парень появился минут через 40. Сказал, что у Лазизы все в порядке, она уже легла спать. А он пошел в свой номер сходил за деньгами, поэтому задержался. Потом что-то добавил на своем языке, парни переглянулись и заулыбались. Тут же опять разлили водки, и один, сказав, что ему нужно подышать воздухом — вышел. Исламу показалось, что он увидел свет в их окне от открывшейся двери, и тут же его осенила догадка, почему его супругу так долго провожали. Он изумленно глянул на ее провожатого.

Тот сидел довольный и расслабленный, как будто действительно после хорошего секса. Его опять захлестнула волна возбуждения. Ему было стыдно от своих мыслей, но он сейчас представил, как его супруга выгибается под натиском этого спортсмена, как раз за разом она кончает от его крупного члена и… не чувствовал злости к нему. Его любимой было хорошо и, он впервые осознал, что и он сам получает от этого моральное удовольствие.

Почему-то только сейчас он по-настоящему расслабился. Единственное, ему хотелось бы видеть, что его женщина наслаждается. Но он не знал, как это сделать. Может быть в следующий раз, он будет готов к этому, а сейчас он просто будет сидеть здесь и рассказывать парням о своей жизни.

Второй отсутствовал около получаса. Он пришел такой же довольный, улыбающийся и расслабленно плюхнулся в кресло. У Ислама развеялись последние сомнения. Какое-то время третий порывался встать, но, похоже, не мог придумать повода. Ислам решил сам помочь ему: «Что-то ты бледный. Иди воздухом подыши или умойся холодной водичкой». Он тут же встал, что-то бормоча, и вышел.

Постоял перед входом в кафе, пошел в противоположную коттеджу сторону. Видимо обошел кафе с обратной стороны, потому, что через пару минут его фигура мелькнула уже у входа в коттедж и скрылась в нем.

Когда он вернулся, парни вдруг засобирались. Поблагодарили Ислама за вечер, Ислам тоже искреннее поблагодарил их, что ему повезло встретить таких хороших людей. Сказал, что надеется увидеть их у себя в гостях…

Открыв дверь в комнату, где спала жена, Ислам почувствовал крепкий запах секса. Ни с чем несравнимый перемешавшийся запах мужчины и женщины. Он не стал включать света. Луна скрылась за облаком, и виден лишь был силуэт под одеялом. Лазиза перевернулась во сне, откидывая одеяло с разгоряченного тела. Полная луна вышла из-за облака, осветив комнату. Ее одежда была раскидана по комнате. На одной подушке спала она, а вторая лежала в ногах. Простыни под ней не было, она комком валялась на полу. Волосы, раскиданные по подушке, лежали слипшимися сосульками, а на лице была улыбка, как будто ей снился прекрасный сон.

Ислам не в силах сдерживаться, скинул с себя одежду и прижался к ней. Её волосы пахли спермой. Лицо тоже стягивала подсохшая корочка, кое-где ещё оставаясь не застывшими сгустками. Он начал гладить ее прекрасное тело, то и дело, попадая руками в скользкие тягучие сгустки. Но это только больше распаляло его. Член был просто каменный. Супруга, чувствуя прижимающуюся плоть мужа, повернулась к нему задом, пытаясь поймать лоном его горячий инструмент. Член, который обычно с трудом находил дорогу в нее, легко провалился в горячую и скользкую пропасть. Не было больше привычного плотного влагалища. Видимо и Лазиза это чувствовала. Какое-то время Ислам двигался в ней, потом она достала его член и направила в дырочку повыше. Он тоже легко провалился, но всё, же теперь ласково обнимаемый со всех сторон быстро стал подходить к пику наслаждения… Они и уснули также, не разжимая объятий.

Утром, когда Ислам открыл глаза, Лазизы рядом с ним не было. Из соседней комнаты доносилось ее тихое пение.

Она всегда пела, когда ей было хорошо. Сквозь головную боль он вспомнил весь вчерашний вечер. Он ещё не знал, как начать непростой разговор, но Ислам прекрасно понимал, что интимная жизнь их теперь станет совсем другой. И ещё он точно знал, что он очень любит свою жену.

Когда Ислам вышел к супруге, она тут же прижалась к нему и поцеловала. Видимо она только вышла из душа. Лазиза не прятала глаз, не смущалась. Она абсолютно не стеснялась того, что вчера произошло и это шокировало Ислама. А он, вспомнив, какой она вчера была желанной, вдруг снова начал возбуждаться. Лазиза схватила его привставший член, с удивлением посмотрела ему в глаза: «Что с тобой? Ты и так всю ночь меня любил. И опять хочешь? Я утром еле отмылась. Я не знала, что у тебя столько спермы». При этом она так искреннее и восхищенно смотрела на него, что Ислам засомневался. То ли это женская хитрость, то ли она действительно считает, что всю прошлую ночь она занималась с ним любовью. Он увлек ее на кровать и, целуя, спросил: «Тебе понравилось? Расскажи, что тебе особенно нравилось?» И его супруга начала рассказ…

Когда мы пришли домой, я была очень пьяная, а ты гладил меня и целовал. Я хотела прямо в одежде лечь на кровать, а ты раздел меня. Почему ты раньше меня так не раздевал? Ты все время целовал и гладил меня. Везде целовал. Было так хорошо. А когда ты меня там стал целовать, я хотела кричать. Наверное, из-за этого у меня там все так напряглось, что когда ты вошел в меня, мне стало больно. Сначала было очень больно, как будто снова первый раз. Ты все время говорил про меня плохие слова, а мне не было обидно. Наоборот, мне казалось, что я именно такая. Ты так быстро и глубоко входил в меня, что у меня несколько раз был оргазм. А потом ты достал свой член стал засовывать мне в рот, но он у тебя так раздулся от возбуждения, что он не влез и тогда ты первый раз мне кончил прямо на лицо. Мне было так хорошо, что я даже не стала идти умываться. Я уже засыпала, когда ты захотел опять. Когда я проснулась, ты гладил мою грудь и опять просовывал член мне в рот. Я удивилась, что ты только недавно кончил, а он опять у тебя такой раздувшийся. Я начала стараться ласкать тебя, но он так раздулся, что у меня помещалась только головка во рту. Поэтому я целовала его и гладила руками. Когда ты поставил меня на четвереньки и вошел, сначала опять было больно, а потом боль уменьшилась и стало хорошо.

Особенно когда ты ласкал пальцами попу. Только потом ты опять сделал больно, когда ты вытащил из попы пальцы и засунул туда его. Хорошо, что ты понял как мне больно и вытащил потом обратно. А потом ты начал по-разному меня поворачивать. То сверху, то сбоку, то усаживал на себя. Я уже очень устала от постоянных оргазмов, внутри все горело, а ты все не кончал. Тогда я села перед тобой и снова начала ласкать его губами и руками, а ты все время пытался воткнуть его поглубже. Когда ты кончил, у тебя опять было столько спермы! Ты всю меня забрызгал. Потом ты уложил меня, укрыл и ушел в душ. А когда пришел из душа, у тебя опять стоял. Только уже не так сильно. Он помещался мне в рот наполовину. А когда ты опять хотел войти в мою киску, у меня так все горело, что я решила попробовать ещё раз в попу. Было немного больно, но ты так аккуратно все делал, что я быстро привыкла. Потом ты опять кончил на меня, и я уснула. А ночью ты опять проснулся и захотел меня, но видимо ты мне так все растянул, что я почти ничего не почувствовала, когда ты снова входил в меня…

Ислам почувствовал что-то вроде обиды от последних слов супруги. Тут же возник в памяти вид голого латыша на пирсе. Ислам понимал, что даже в невозбужденном состоянии член этого парня был крупнее стоячего члена Ислама.

Отдых продолжился своим чередом, Ислам решил не заводить разговора об этой ночи. Вот только все чаще в его мозгу начали появляться картины, как его любимая занимается любовью с другими мужчинами. Стоило на пляже какому-нибудь красавцу оценивающе оглядеть его супругу, как его воображение вновь и вновь рисовало ему сцены, от которых член начинал предательски набухать. А то, что восточная красота его жены притягивает взгляды мужской половины, он видел постоянно. Несколько раз мельком, он видел на пляже и этих троих друзей, а один раз они даже столкнулись на дорожке. Они немного смутились, но вежливо поздоровались. Ислам тоже поздоровался, как ни в чем не бывало, а Лазиза даже поблагодарила их за то, что они дали ей попробовать отличные коктейли. Эта фраза прозвучала настолько, просто и одновременно двусмысленно, что мужчины смутились ещё больше и пошли своей дорогой.

А за ужином, Ислам собравшись мужеством отправил жену в номер, а сам подождал появления латышей и подсел к ним за столик. Правда их было двое, один оказывается, уже уехал, а они должны были уезжать на следующий день. Пытаясь придать голосу как можно более спокойный вид, он поблагодарил парней за то, что они составили ему компанию в кафе. Рассказал, что он так хорошо выпил, что не помнит, как добрался до постели. А Лазиза вообще очень редко пьет, поэтому у нее уже от фужера шампанского голова кружится. И, когда они завели разговор, что не плохо бы было отпраздновать окончание отдыха, предложил им посидеть вместе и отметить.

Вечером, они встретились у их коттеджа, и решили посидеть в кафе. А часа через два, Ислам предложил переместиться всем в их коттедж, сославшись, что в кафе стало очень шумно. Предложение было поддержано, и подвыпившая компания, взяв с собой водки для мужчин и мартини для Лазизы, покинула кафе.

В номере, молодые люди начали активно спаивать Ислама, то по отдельности, то вместе предлагая различные тосты. Ислам, в планах которого было не мешать парням, ухаживать за Лазизой, не отказывался от выпивки и все больше пьянел. Лазиза, тоже была очень навеселе, даже не замечая «случайных» прикосновений и поглаживаний парней. А когда Ислам, выйдя из туалета, нетвердой походкой не сел к супруге на диван, а развалился на кресле, даже не дойдя до стола, парни восприняли это как сигнал к действию. Один присел перед ним, рассказывая какую-то историю и закрывая собой его супругу, а второй подсел к Лазизе на диван, и, поглаживая ее коленку, предлагал ей выпить за любовь. Как только они выпили, он наклонился к ней, и впился в ее губы страстным поцелуем. Лазиза, как будто во сне, реагировала на все очень отрешенно. Она даже не предприняла никаких попыток сопротивляться. Голова ее кружилась от выпитого, и она никак не могла сообразить, что с ней происходит.

Рядом сидел красивый парень и, целуя ее в губы, уже гладил под блузкой её небольшие торчащие сосочки. А напротив них, в кресле сидел ее муж и непринужденно болтал с ещё одним красавцем. Это было настолько нереально, что Лазиза спокойно плыла в океане ощущений, считая это какой-то иллюзией.

Ислам, тем временем, болтал со вторым парнем. А когда тот, начал восхищаться его женой, он только подлил масла в огонь, рассказав, что они очень понравились его супруге. Тогда парень спросил, не против ли тот, если они немного развлекут его жену. На что Ислам ответил, что главное, чтобы они все делали аккуратно. Тот только ещё раз чокнулся с Исламом, выпил за его красивую жену и ушел в ванную. Когда Ислам посмотрел на место, где сидела его супруга, то никого не увидел. Лишь позже из-за стола приподнялась рука и положила на стол бюстгальтер Лазизы. Все, что происходило на диване, было скрыто от Ислама столом, скатертью и заставленной посудой. Ещё позже он увидел, как из-за стола приподнялась женская ножка и легла на спинку дивана. Почти сразу раздались стоны его супруги. Не было никаких сомнений, что означают эти звуки. Минут 10 раздавалось размеренное мужское пыхтение и нарастающие женские стоны…

Когда парень встал, он был полностью одет, лишь из брюк торчало не успевшее опасть мужское достоинство. Ислам лишь с удовлетворением отметил, что не такое, уж оно и большое. Может на пару сантиметров больше его собственного. Тут же подошел другой, он уже сходил в душ, и лишь на бедрах свисало полотенце, заметно бугрясь спереди. Он взял Лазизу на руки, и понес в спальню. Полотенце зацепилось об угол стола, и упало, обнажив здоровенный член латыша. Тут же Ислам понял, что именно так раздирало его супругу в ту ночь так, что у нее ещё 2 дня всё внутри болело. Дойдя до двери в спальню, парень обернулся, чтобы закрыть за собой дверь, но посмотрел на Ислама и передумал. Напротив, уложив Лазизу на кровать, он включил находящийся рядом с кроватью торшер, осветив комнату неярким рассеянным светом. Тут же он начал целовать и ласкать Лазизу, а она снова начала стонать и выгибаться, не пытаясь сдержать нахлынувшего возбуждения. Когда он раздвинул ноги Лазизы, и, водя между ними, начал пристраивать свой член к истекающему входу, он снова обернулся к Исламу.

Видя, какими горящими глазами смотрит её муж, он приподнялся на коленях, отодвинул ножку Лазизы в сторону, открывая Исламу обзор, и воткнул толстую головку в лоно его супруги. Она вскрикнула, а он, уже не обращая внимания ни на что, начал наращивать темп, с каждым новым толчком загоняя его все глубже. Она уже вовсю выла, от полноты ощущений в растянутом до предела влагалище, а он ещё даже ни разу не вогнал его весь. Когда она стала кончать, он остановился, и перекатился на спину, не выходя из нее. Она оказалась сидящей на его члене, судорожно вздрагивающая всем телом. Около минуты она приходила в себя. Затем Лазиза начала привставать с торчащей из нее дубины. Ислам видел, как, выворачивая ее губки, вылезла головка члена и уставилась на результат своей работы. Распухшие губки уже не сходились, а кольцом обрамляли жадный зев. Лазиза стала тереться губками об торчащий член, наконец, надавила и крупная красная головка снова втиснулась в нее. Раскачиваясь, она сама начала все глубже насаживаться на его член, и через несколько минут опять уже металась в оргазме. Ислам поразился, когда маленькая и хрупкая Лазиза полностью насадилась на него в порыве страсти. Ему казалось, что эта дубина разорвет пополам девушку, но его супруга по всем признакам откровенно сходила с ума, не замечая ничего вокруг. Кончив, она снова начала медленно подниматься с члена латыша, на который была насажена, но мужчина не дал ей этого сделать. Он, взяв за талию, снова натянул ее на себя.

Потом прижал маленькое, по сравнению с ним, тело его супруги к себе и, не давая ей двинуться, начал двигать бедрами ей навстречу. Распаляясь, он двигался все быстрее, потом зарычал и как отбойный молоток начал забивать свой одеревеневший член в нее. Исламу было видно, как снующий в его супруге член сначала заблестел, а потом покрылся пеной взбитой спермы. В какой-то момент, мужчина дернулся слишком сильно, член выскочил из Лазизы и, скользнув мимо входа по губкам, гордо уставился в потолок распухшей фиолетовой головкой толщиной с мужское запястье. Из него слабыми толчками продолжало выплескиваться семя.

Только сейчас Ислам обратил внимание, что рядом с ним стоит вышедший из ванной комнаты второй латыш и, жадно глядя на развернувшееся действо, ласкает свой пока ещё слабо стоящий член. Не глядя на мужа, он прошел в их спальню, перевернул Лазизу на спину, стащив её со своего друга. Лазиза казалось, была в полной прострации. Глаза ее были закрыты, тело полностью расслаблено, губы улыбались и чуть слышно лепетали по-узбекски слова благодарности. Парень встал над ее головой, пытаясь вставить в рот свой полувставший член. Лазиза и не сопротивлялась, но и не сосала.

Она была как будто в забытье. Помакав членом в безвольно расслабленный рот, парень решил перебраться ниже, но глядя на измазанную спермой и выделениями дырочку, удивился, насколько она была разворочена. Но все же не отступился, а повернув ее на бок, стал пристраивать свое орудие к попке. Вся промежность блестела от вытекающей из ее щелки смеси жидкостей. Когда он втолкнул свой член в нее, Лазиза даже никак не отреагировала. Она в той же расслабленной позе лежала и как будто спала. А парень сначала потихоньку, а потом и вовсе размашисто таранил ее заднюю дырочку. Это продолжалось минут 5, потом он вышел из нее, и оставил девушку, с недовольством её бездействия отправился пить дальше. Вместе со вторым, который все так же валялся на кровати и поглаживал Лазизу по голове они встали и пошли к столу.

Не забыв об Исламе, они налили ему тоже водки, и с полчаса ещё расхваливали его супругу, благодарили Ислама и обещали обязательно приехать к нему в гости в Узбекистан. Ислам больше молчал, пытаясь разобраться в своих ощущениях.

С одной стороны, он дико ревновал свою жену к этим типам, которые только что поимели его супругу и абсолютно спокойно сейчас с ним разговаривают, как, будто ничего особенного и не произошло. С другой, он только что видел, как его супруге было хорошо, да и сам он с трудом сдерживался, чтобы прямо при них не начать мастурбировать, настолько был заведен. Ну и, конечно же, с трудом ворочающийся в пьяном угаре мозг уже пытался решить, как вести себя завтра, как смотреть супруге в глаза, когда он сам подложил супругу под этих молодцов. Между тем парни очередной раз выпили с Исламом за его прекрасную супругу, и как бы между делом начали обсуждать, не предложить ли девочке бутербродик. Ислам, не понимая еще, о чем речь, сказал, что она спит, не надо ее будить. Тогда обладатель выдающегося достоинства, встал из-за стола и сказал, что сейчас он пойдет, спросит у нее. Через каких-то пару минут из спальни раздался жалобный женский стон. Пока Ислам со вторым парнем встали из-за стола и подошли к двери спальни, эти звуки приобрели ритмичность, и, в общем-то, Ислам уже понимал, что открыв дверь спальни, он очередной раз увидит, как имеют его жену. Он не ошибся. Лазиза лежала на боку. Сзади пристроился латыш и, приподняв ножку, задвигал свой поршень в ее киску, каждым толчком вызывая ее стон. Причем с каждым разом стоны ее становились все более томными, и вот уже она сама помогает насаживаться на толстый член. Недолго думая, второй втиснул свой приподнимающийся член в ее губки.

Лазиза открыла глаза, ухватилась за основание члена и погрузила его в ротик. Когда член окреп, он какое-то время пытался задвинуть его в горло, но у Лазизы не получалось проглотить его. Тогда он предложил поменяться местами. Также пристроившись сзади, он приставил свой скользкий от слюны член к анусу и одним ударом загнал его внутрь. Похоже, было, что он неплохо разработал попку в прошлый раз. Лазиза, тем временем, пыталась разобраться с монстром второго парня. В рот ей с трудом влезала одна головка, поэтому она вскоре просто начала облизывать и ласкать эту дубину двумя руками. Вскоре парням это надоело, и они снова решили сменить позицию. Посадили ее верхом на здоровый член, а второй начал пристраиваться к её попке. Да только та дубинка вокруг так все растянула, что второй и влезть не может. Некуда просто. Лазиза стонет — больно, но не сопротивляется. Да и куда там, двухметровые спортивные ребята просто крутят ее как хотят. Приподняли, чтобы в ней осталась только головка здоровяка, второй опять сделал пару поступательный движений. С трудом, но затолкали, несмотря на повизгивания Лазизы. Фрикции сначала были тихими. То один толкнет, то другой.

Потом толи растянули, то ли Лазиза расслабиться смогла, но стали они влетать в нее как по маслу. Ислам, стоя в метре от кровати, на которой в два жеребца имели его жену, не знал как себя вести. Он видел, что Лазизе очень больно от раздирающих ее членов, но прекрасно понимал, что разошедшиеся пьяные спортсмены как минимум просто пошлют его, если он попытается сейчас их остановить. Возбуждения уже не было, он как под гипнозом смотрел на извивающееся смуглое тело его супруги, зажатое между двумя белыми мужиками. Сейчас только он понял, о каком бутерброде шла речь. Действительно было похоже. А на Ислама жалобно смотрела, сотрясаемая ударами членов Лазиза. По лицу текли слезы. Ислам проклинал себя за глупую идею. Он подошел к супруге, встал перед кроватью на колени и начал гладить ее шелковистые волосы, успокаивая ее, целовать ее щеки, губы. Она ответила на поцелуй. Он почувствовал незнакомый вкус во рту и вспомнил, как на его глазах только что ее трахали в рот. Почему-то опять начало накатывать возбуждение. Целуя, он гладил ее тело, то и дело, натыкаясь на руки парней.

Вдруг Лазиза оторвалась от него и с криком выгнулась дугой. Ислам глянул вниз, парни, крепко держа его супругу, одновременно проникли на всю длину. Оба замерли. Потом ослабили хватку, дав ей сползти с раздирающих ее членов, и снова надели ее на себя. Недавно кончившие парни ещё около часа имели бедную девушку, пока не излились одновременно на нее. Причем оба, почувствовав приближение оргазма, развернули ее к себе, залив мутными струями лицо и заставив напоследок вылизать опадающие члены.

Когда Ислам проснулся, он обнаружил себя полностью одетым обнимающим жмущуюся к нему от утренней прохлады обнаженную супругу. Он встал, принес плед. Укрыл Лазизу и вышел в душ. Стоя под струями воды, он решил, как и в прошлый раз пустить все на самотек, так и не придумав, как обсуждать с супругой вчерашнее приключение. Лазиза проснулась только после обеда. Ислам не решился будить ее. Принес обед ей в номер и, увидев, что его супруга начала зевать и потягиваться тихонько вышел. Он часа 2 гулял по территории дома отдыха, погруженный в свои мысли. Вернувшись, застал свою супругу уже пахнущей свежестью с чуть влажными после душа волосами. Она уже покушала и укладывала вещи (назавтра и они должны были уезжать) . Как всегда, она оторвалась от своей работы, чтобы встретить мужа объятиями, поцеловала его в щеку. По ней было видно, что она тоже растеряна и не знает, как себя вести.

Как такового разговора у них так и не состоялось. Никто не знал, как его начать, хоть у каждого и было что вспомнить. Вот только спустя несколько месяцев, когда разговор зашел о том, чтобы снова съездить куда-нибудь, отдохнуть, Ислам заметил, как задёргалась его жена и сказала, что подруга ей хвалила курорт в Тунисе. А ещё через неделю разбираясь с крупным счетом за интернет, попросил своего мастера по компьютерам научить его смотреть, куда лазает его жена без него. Вот тогда он и нашел скачанные картинки и видеоклипы. Оказалось, что его скромная жена уже длительное время лазает по порносайтам. А пока она нежилась в ванне, в первый раз в жизни залез к ней в сумочку. Долго копался в телефоне, не найдя ничего интересного вставил подаренную ей когда-то давно флешку в компьютер. Он был уверен, что на ней как всегда пусто, не видел он ни разу, чтобы она ей пользовалась. Но на ней был всего один файлик. Видеоклип. Он скопировал его на компьютер, убрал флешку в сумочку и все не мог дождаться ночи, когда уснет супруга, чтобы выключив звук и прислушиваясь к мерному дыханию запустить его. Видео было некачественным.

На видео на фоне усыпанного белым песком пляжа и красивого пейзажа гуляла девушка. Смуглая, худенькая, очень похожая на его супругу, только грудь отличалась размером. Титры гласили: «Ева. Тунис». Потом к ней подошли два чернокожих мачо и, после небольшого диалога, они предъявили ей свои, похожие на полицейские дубинки члены и началась обычное порно. Вот только у Ислама на следующий день опять началась эта лихорадка как в Латвии, каждый раз, глядя на свою любимую красавицу Лазизу, он представлял, как она извивается насаженная на крупный член и с нетерпением ждал дня отъезда в Тунис.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here