ПОДЕЛИТЬСЯ

Женился я сразу после окончания вуза на своей ровеснице, зовут ее Наташа. Сексуальная брюнетка с пышными формами, так можно вкратце охарактеризовать ее. До нее у меня было две девушки, с каждой из которых я встречался около года. Однако мой выбор почему-то пал на Наташу, девушку с фигурой Дженифер Лопес. Судьба, наверное. Сам я 180 см, крепкий, а жена 172 см — это, как я считал, высоковато для меня. Но привыкаешь ко всему, смирился и я. Однако кроме ее роста меня смущал размер ее задницы. Оказывается Наташа в юности пять лет занималась конькобежным спортом и попа ее была такая по крестьянски широкая и крепкая, что первое время меня это даже отталкивало. Однажды, в субботний вечер, мы с Наташей сидели дома, когда пришел Антоха, мой старый приятель. Он принес с собой бутылку лимонной водки, которая довольно быстро оказалась совсем пустой. Мы рассказывали друг другу какие-то смешные, а иногда и просто пошлые истории, травили анекдоты. Потом, приглушив свет и включив диск с медляками, мы стали ломаться. Наташка была в черном вечернем платье и выглядела просто обалденно. Ее аппетитная попка покачивалась в такт музыке. Антоха пригласил ее на очередной танец и они медленно закружили во мраке комнаты. Не знаю, на что надеялся Антон, но во время, танца, он, как бы невзначай, лапал Наташку за ее шикарную задницу. Когда они поворачивались в округ оси, Антон становился спиной ко мне, закрывая от меня Наташу. В отражении зеркала я увидел, как он нахально хватал ее за ягодицу и поминал ее в руке, как бы оценивая и взвешивая ее. Наташа, к моему удивлению, не показывала даже намека на недовольство, что очень меня задело. Вообще-то я парень ревнивый, и не люблю, когда кто-то, глядя на мою любимую супругу, прелюбодействует с ней в мыслях. Порой и в моей голове случаются всякие развратные фантазии на вечную тему, грешен и я. Но чтобы вот так, с женой своего лучшего друга: Конечно, было бы наивно полагать, что такой ловелас, как мой корешь, да еще разгоряченный спиртным, легко откажется от своих похотливых желаний. Ну, вы понимаете. Да если все это еще и на пьяную голову! Я был в свирепом настроении, но вида не показал. Мы потанцевали, и расселись каждый на отдельном кресле. Антоха, ничтоже сумняшись, подошел к Наташеньке, сидевшей все это время чуть в сторонке и напротив нас, приобнял ее за талию, и скорчил мне довольную гримасу. Я предложил ему сделать пластическую операцию на лице: исправление формы носа, путем ломания и удаление зубов методом тыка. Однако, он на угрозы не прореагировал, а только стал весело нашептывать моей ненаглядной что-то на ушко. Некоторое время я терпел, глядя, как она озорно стреляет в меня глазками и изо всех сил старается не рассмеяться над тем, что ей шепчут. Потом я все же не вытерпел, и позвал ее к себе.

Несколько секунд Наталья колебалась, после чего все же нехотя направилась в мою сторону. Однако Антоха не захотел отпускать свою добычу. Встав с кресла и схватив ее за руку, он снова подтащил ее к себе.

— «Наташа, я сказал, иди сюда!»- гневно воскликнул я.

— «Ну, так не пускают же!» — она виновато улыбалась, и очень неубедительно пыталась вырваться. Антон сгреб ее в охапку, и посадил ее к себе на краешек кресла. Улыбаясь и строя из себя невинного агнца, он сказал: «Ну че ты, Влад, к девушке пристал? Может она не хочет от меня уходить. Правда, Наташенька?»

Не зная как себя вести, Наташенька застенчиво глядела то на него, то на меня, но ничего не говорила. Он повернулся ко мне боком и, обхватив руками за талию, усадил мою жену прямо себе на колени. Я почувствовал, что теряю терпение. Еще одна выходка и дам по башке этому ублюдку! Наташка смотрела прямо на меня, поверх его правого плеча, и по-прежнему хитро улыбалась.

«А может она не только со мной посидит, но еще и стриптиз нам покажет?». После своего вопроса, Антон якобы нечаянно положил свою ладонь на ее ляжку, затянутую в тугой черный чулочек, верхний край которого виднелся из под вечернего платья. Пьяная Наташка и глазом не моргнула. Он, не обращая на меня ровным счетом никакого внимания, стал поглаживать ее ножки сначала одной рукой, потом другой, все выше, и выше… Затем он забрался под плотный край резинки ее чулочков и сильно оттянув его, игриво отпустил, вызвав шлепок по ноге моей жены. Наташка искренне рассмеялась такой пошлой, на мой взгляд, шутке. Потом, и вовсе бесцеремонно, он просунул ладонь под платье, к самым трепетным местечкам моей жены, заставив ее немного раздвинуть ножки в стороны. Его рука была прикрыта полами Наташиного платья, и я не мог видеть, какого рода манипуляции совершают его пальцы. В это время Наташа виновато смотрела на меня, и улыбалась, как бы извиняясь за себя. Одновременно я прочитал в ее глазах и то, что действия Антона — это результат моего бездействия.

Не в силах совладать со своей женской натурой, Наташа, повинуясь какому-то похотливому инстинкту, обняла его руками за шею, и перекинув ногу через его голову, обняла его ножками за торс. При этом платье ее задралось до самого «нельзя», приоткрыв полупрозрачные черное боди, мой подарок на годовщину нашей свадьбы. Антон, чуть склонил голову набок, и стал ласково целовать ее шею. Все это время Наташа не отрываясь глядела мне прямо в глаза и не переставала улыбаться. Дикость ситуации очень плохо доходила до моего сознания, затуманенного к тому же невесть откуда взявшимся возбуждением. В висках дико стучало, сердце бешено колотилось, но я, бездействуя, продолжал смотреть на происходящее. Антон, тем временем, перешел от Наташиной шейки к ее губкам. Она даже не сопротивлялась, безропотно позволив ему целовать себя взасос. Его язык проникал в глубину рта мой супруги, нежно щекоча ее губы. Антоха стал издавать негромкие страстные стоны, одновременно совершая своим торсом недвусмысленные движения, прижимаясь своими гениталиями, скрытыми под брюками, к Наташкиной промежности, прикрытой лишь тоненьким кусочком материи. Они, не увидев протеста с моей стороны, спокойно продолжили свою игру. Мне было любопытно, как далеко зайдет моя любимая в такой ситуации. Я заметил, что и она стала чуть вилять бедрами, стремясь потереться о выпирающий из его штанов бугор. Его ладони обхватили Наташину попочку и, выдернув из под нее платье, стали снимать его через верх. Наташа вскинула руки вверх, помогая Антону освободить ее от оков одежды. Не знаю, какие силы удерживали меня на месте! Эти двое вроде как совсем на меня и внимания-то не обращали, как будто она не моя жена, а он не мой лучший друг. В груди у меня бушевала буря, стремившаяся сорвать меня с места и выплеснуть праведный гнев на обидчика. Но другая сила, тихая и непристойная, искушала меня остаться на месте.

Видимо Антон, увидев мои колебания, решил разрядить обстановку, и сказал: «Влад, просто стриптиз и все. Разве плохо?». Я раздраженно кивнул, поняв только потом, что я и дал согласие на продолжение этой игры. Наташка сидела почти голая у него на коленях и улыбалась, глядя на меня. Антон попросил ее не отвлекаться. Он, притянув ее за ноги, вплотную к своему животу, рукой уложил ее на свои колени. Она растянулась в черном кружевном боди во всей своей красе, откинув голову назад. Я увидел ее пьяный взгляд, устремленный на меня. Ее голова свисала с его колен, растрепанные волосы касались пола. Антон, положил свои ладони на грудь Наташи, прикрытую тканью боди, и начал жадно ее поминать. Затем он пальцем, стянул кружевные чашечки боди с шикарных грудей моей жены, открывая ее общему обзору и начал пальцами крутить торчащие Наташины соски. Ей было очень приятно, она застонала. Стесняясь того, что за этим наблюдают двое мужчин, она впервые сделала попытку воспротивиться, смущенно пытаясь подняться и встать.

— «Ну-у-у… » — ее голосок весьма нерешительно возвестил о нежелании продолжения игры. Впрочем, для Антона это уже была не игра. Парень вполне решительно и уверенно, не обращая внимание, на ее протесты и мое присутствие, расстегнул кнопку ее боди и протяжно ахнул, медленно открывая своим глазам ее промежность. Снизу он стянул с округлой попки половинку ее боди до талии, спереди также он закатал его до пупка.

— «Э-эй! Совсем очумел что-ли?» — моя жена была ошарашена подобной наглостью, пытаясь вырваться. Но Антон крепко держал ее ноги, лежавшие у него на плечах. Бедняжка, она просто плохо знала Антоху, и не понимала, насколько далеко он может зайти. Может, и я не верил, что он поведет себя именно так, однако все, что я делал — это смотрел на них, и заворожено слушал биение собственного сердца.

Антон, одним быстрым движением расстегнул брюки и высвободил свое хозяйство.

— «Не-ет. Хватит!»… — Наташка безуспешно пыталась подняться.

Он грубо сломил ее сопротивление, снова уложив ее на своих коленях и сказал: «Милочка, сейчас я положу тебя на стол, посреди комнаты. Мы повеселимся и все, правда?» Так он и сделал. Наташа уже не сопротивлялась, полагая, что едва ли я разрешу Антону овладеть ей посреди комнаты. Мне показалось, что сейчас сердце в груди остановится! Глаза, не отрываясь, смотрели на происходящее. Она лежала на столе голая до пояса, без трусиков, с вывалившейся грудью, с высоко задранными кверху и широко раздвинутыми ножками, и умоляюще смотрела мне в глаза.

— «Нет!!!», запротестовала Наташа, увидев, что Антон разделся полностью, поглаживая свою толстую возбужденную пипирку. Я, пряча от него глаза, тайком посмотрел на Наташу. Она на секунду зажмурилась, но тут же снова открыла глаза, и продолжала смотреть на меня взглядом, полным тоски, боли и унижения. Я продолжал сидеть на месте, все еще надеясь, что этот обалдуй сможет опомниться. К тому же сама ситуация и поза моей ненаглядной, так возбудили меня, что у меня просто не осталось сил, остановить это безобразие.

Он медленно вставил моей девочке еще, а потом еще, и еще… Делал он это неспешно. Наташина вагина зачавкала, я так люблю этот звук.

— «Влад», прошептала она безвольно. Она закрыла глазки, и как-то вдруг вся обмякла.

— «А! Аа! Ааа-а! . . «, послышалось через минуту после того, как он начал долбить мою жену. Стройные ножки безвольно болтались на его плечах, а хрупкое тело ублажало твердый мужской орган Антохи, победоносно орудующий в ее, блестящей от смазки, пещерке. Антон ускорился, схватил руками Наташины лодыжки, держа ее облаченные в чулочки конечности раздвинутыми и задранными так, чтобы мою девочку было удобнее трахать. Она ныла и пищала, но негромко и уже не агрессивно. Через пару минут этой славной ебли, моя скромница стала стонать как заправская шлюха. Как бы там ни было — сейчас ей уже нравилось лежать с раздвинутыми ножками, она просто тащилась оттого, что ее драл парень с таким здоровым хером. Да и его она удовлетворяла по полной программе.

— «У-ух… А-а-а… А-а-а… М-м-мммм! . . О-о-о… Да-а-а! . . «, доносилось до меня как во сне.

Ее потное тело вихлялось навстречу его багровому хую. Голова Наташи, с растрепавшимися по столу волосами, крутилась из стороны в строну, красноречиво свидетельствуя о приближающемся экстазе.

Я чувствовал, что мой член тоже готов выскочить из брюк. Непроизвольно, рука потянулась к вздувшейся ткани, и стала мять находившейся под ней пенис. Я даже не осознавал в этот момент, что дрочу, глядя на то, как мой друг на моих глазах трахает мою жену!

Наташины стоны стали непрерывными, и с надрывом вырывались из ее горла. Перевозбужденный Антон, снова положил ее ноги себе на плечи, нагнулся к Наташе, и разорвал кружевной верх черного топика, прикрывавшего ее, колыхающуюся от ударов его лобка, грудь. Она теперь была практически обнаженной… из всей одежды на ней остались лишь чулки и лохмотья черного боди. Жадные прикосновения грубых мужских рук к нежным сиськам моей жены только добавили огня в костер Наташкиного возбуждения. Подвывая и извиваясь, насколько это было возможно в ее положении, она вот-вот должна была обкончаться. В какой-то момент, Наташа, наверное, вспомнив, что они с Антоном не одни и ее муж наблюдает за всем этим, она взглянула на меня и увидев, с каким упоением я предаюсь рукоблудию, стала стонать совсем уже по-блядски, не отрывая от меня глаз. Наверное, ее возбуждало то унижение, какое ей доставлял Антон. Ее ебет чужой мужик при онанарующем муже, что может быть слаще? Вот стерва…

Наташин ебарь, выскользнул из ее щели, цвета мятой клубники и замер. Затем, рывком подтянул мою жену к краю стола, и перевернул на живот, заставив ее встать раком. Наташа не сопротивлялась.

— «Ты когда-нибудь ебал ее в жопу, лошок?». Вопрос был, очевидно, адресован ко мне, но осмыслить я его не успел.

— «Никогда, сказала за меня Наташа. Он брезгует, дурачок», доложила она Антону, смотря мне в глаза.

— «Пусть лучше дрочит, придурок! С такой писькой все равно больше нечем заниматься», сказал он мне, с издевкой в голосе. Наташа усмехнулась, снова посмотрев, как я онанирую, откинув голову на столе. Когда его хер, обильно смазанный выделениями Наташиной пизденки, со всего маху воткнулся в ее аккуратненькую девичью попочку, Наташка слегка взвизгнула. На него эти звуки не производили ровным счетом никакого эффекта, и он продолжил надругательство над узенькой дырочкой розовой попки моей женушки. Его хуй не без труда, но весьма уверенно раздвигал розовые булочки и уходил вглубь ее жопы, по самые яйца. Страстные подвывания Наташи теперь смешивались с чавканьем его хера, который он глубоко загонял в ее очко, хлопал яйцами по ее жопе, вынимал и снова забивал по самое «не балуйся». Наташа не сопротивлялась. Держа Наташеньку за бедра, Антон уверенно доводил дело до конца. Через пять минут она уже перестала просто стонать, а с каждым новым ударом, на ее красивом личике появлялись гримасы удовольствия, она подгоняла его словами: «Так: Давай: Еще: Да: Глубже: Еби мою грязную жопу: «. Хуй Антона трахал ее в попу с той же скоростью, что и в пизду. Так прошло минут двадцать — «Ах… Ах… Ах… Ох! . . Ммм… «.

Близость экстаза моей жены, заставила парня включить пятую скорость. Мою девочку трясло от его толчков, как от отбойного молотка. Толчок. Еще толчок. Выебанная девочка безропотно подчинялась силе его мужского желания, пока он наконец не оставил ее в покое. Еще немного, и хорошо оттраханная жопа моей Наташи затряслась от наплывающего оргазма. Она по блядски замычала, сотрясаясь от кайфа. Я также не вытерпел и ускорил движения своей руки, пытаясь вызвать оргазмический спазм одновременно со своей женой. Бешено дроча свою пипирку, я смотрел на выебанную своим же другом жену, на измученную еблей ее сырую щелку, на вспотевшее красное лицо и благодарный взгляд шлюхи, которым она одаривала Андрея после нахлынувшего на нее оргазма. Чувствуя, что у меня оргазм на пороге, я откинулся в кресле и, открыв рот, задышал, начав издавать похотливые звуки: «Ха-а-а: У-а: О-о-х: «. Самозабвенно надрачивая, я услышал озорной шепот Наташи: «Дай ему в рот», который она адресовала Антону. Мгновенно среагировав, Андрей подскочил ко мне и сунул свою вонючую шишку прямо мне в распахнутый рот. Оргазм, который, скручивал меня в конвульсиях, парализовал мою волю. Видя лобок Андрея перед своим носом, осязая языком его хер у себя во рту, я ничего не мог поделать. Кончая на ковер густыми плевками спермы, я потерял самообладание, целиком превратившись в сладкую истому. В эту секунду, я не видел ничего страшного в том, что у меня во рту член друга, которым он только что отъебал в жопу мою жену. Я начал его нежно посасывать, благодарно облизывая липкую головку. Высунув язык лодочкой, я принял на него хуй Антона, и, пропустил его себе в горло. Какое то блаженство тянуло мой пах. Я начал сосать его хуй без брезгливости, стараясь сделать ему хорошо. Наташа смотрела на меня изумленными глазами. Чего-чего, а такого продолжения она не ожидала! Потом Наташка подошла к нам, и достав хуй Андрея из моего рта, удивленно спросила, нравиться ли мне сосать. Я кивнул, ничего не ответив. Она пристально посмотрела в мои глаза, а потом, плюнув обильно на головку Андрея, снова медленно дала его мне в рот. Я потянулся губами к хую Антона, чтобы продолжить минет, но Наташа шаловливо отвела его болт в сторону. Она, улыбаясь, предложила его поймать. Я, сделав обманное движение головой в сторону, резко схватил головку Антона губами, и продолжил занятие, увидев, что возбуждаюсь от этого. Наташа снова улыбнулась и сказала Антону, указывая на меня, вот кого надо было ебать: Потом она попросила нас поменяться местами друг с другом. Я встал с кресла, а Антон прилег на него. Он по-хозяйски развалился в кресле, широко раскинув волосатые ляжки. Наташка нажала мне на плечи, заставляя опуститься на колени, сопротивляться я не стал. Оказавшись на четвереньках, я посмотрел между ног Антона. Большие волосатые яйца этого самца низко свисали, касаясь кресла, под торчащим в потолок хуем. Он молча поманил меня пальцем. Я, покачивая бедрами, подполз к нему и снова взял в рот его пульсирующий от нетерпения хуй. Наташа стояла позади меня и внимательно наблюдала за нами. Видно ее сильно возбуждала моя новая роль. Войдя в раж, и уже не стесняясь ничего и никого, я прогнул спину, и оттопырил свою жопу, 54 размера… Наташа, видя мое возбуждение, рассмеялась и снисходительно хлопнула меня по ней. Классно, как я когда-то хлопал Наташку, а это заводит, подумал я. Антохин хуй, я заглатывал так глубоко, как только мог. Принимая его почти до самого горла, своими губами я касался кудрявого лобка Антона, и на мгновение задерживался в таком положении. Наташа, видя мое усердие, приревновала меня к Антону, и прошептала, смотря мне в глаза: «Влад, ты классно сосешь, молодец! Ты вафлер. Соска толстозадая». Потом Наташа, присела позади меня и грубо взяла в свою ладонь мои скромные причиндалы, и, поминая их в своей ладошке, она разочарованно ухмыльнулась. Потом, выглядывая из-за меня, она посмотрела на яйца и хуй Антона, сравнивая наши размеры, и с сарказмом заметила, что с такими лилипутскими размерами как у меня, лучше дрочить или ебаться в жопу. Снова обращаясь ко мне, она шутливо спросила: «Ну, как нашей девочке по душе сосать мужские хуи?». Я хотел, что-то ответить, но вместо этого довольно замычал. Обильная слюна, мешала мне говорить. Наташа, уже давно озабоченно тискала свою вагину, ей нравилось унижать своего мужа. Встав на колени, она подползла к моей открытой попе, и, раскрыв ее половинки, прикоснулась чем-то к моему анусу. Я оглянулся, и увидел в ее руках, большой силиконовый фаллоимитатор размером с хуй Антона. Это был мой подарок Наташе на 8 марта. Она, потеряв стыд, посмотрела на меня, и спросила: «Ну что шлюха, выебать тебя, пока ты в ударе?». Этот вопрос заставил меня опустить глаза. Смутившись, я сказал, что не знаю: Наташа, плюнула на самотык и приставила к моему очку. Я сжал свою девственную дырочку и завилял задницей. «Тихо, тихо, угомонись целочка: «, Наташа рукой шлепнула меня по заднице, и засмеялась. Она снова попробовала просунуть самотык в мою кишку, но, увы. Я рефлексивно сделал жим-жим, запирая вход внутрь. Она захохотала. «Вот как умеет наша шлюшка!», смеясь, произнесла она. Антон лежал на кресле, скрестив руки за головой, и ухмылялся, наблюдая за нами. Третья попытка оказалась удачной. Расслабив очко, я принял самотык на всю длину!»Наташенька, девонька моя, как мне хорошо: «, прошептал я, застонав, и выплюнув хуй Антона, сосредоточился на новых ощущениях. Анальный секс мне очень понравился, я чувствовал стимуляцию простаты. Кончить раком, подумал я, совсем не сложно. Видя, как я извиваюсь, Наташка стала активно долбить самотыком мою кишку. Ебать своего мужа в жопу ей нравилось больше, чем ебаться самой. Она раскраснелась от возбуждения и азарта. Мои стоны, вихляния и подмахивания жопой завели ее не на шутку. Она вынула из моей жопы самотык и, обращаясь к удивленному Антону, попросила его выебать меня по-мужски. Он ответил что запросто, тем более что «наша толстая шлюшка не против, ведь так?», спросил он меня. Мне трудно было сказать ему правду при своей жене. Я промолчал. Он снова громко задал тот же вопрос. Мне ничего не оставалось, как, опустив голову вниз, стоя раком на четвереньках, смущенно прошептать «Да». Антон злобно переспросил меня, чего я хочу от него, и замер, ожидая ответа. Я поднялся с четверенек, став на колени. Смотря в пол, я думал, как мне ответить. Подняв голову, я посмотрел в глаза своей жены, и мучительно произнес дрожащим голосом, свою просьбу: «Антон, выеби, пожалуйста, меня в жопу, но только не в Наташином присутствии». Не веря своим ушам, Наташа задохнулась от стыда за меня и мою необычную просьбу. «Грязная шлюха, я думала ты мужик, а ты очковая подстилка», с горечью в голосе произнесла она. Антон, загоревшись предстоящим развлечением, бодрым голосом сказал Наташе, чтобы она не подсматривала за ними, и она вышла в соседнюю комнату: Мне было очень стыдно перед женой, но желание ощутить в своей кишке настоящий здоровенный мужской хуй победило. Андрей закончил мучить мое очко через тридцать минут. Мы оба кончили. Теперь все было по честному. Никто никому не изменил. Ни я, ни Наташа. Проверяя себя, насколько далеко мы можем зайти в присутствии друг друга, каждый из нас получил ответ. Просто мы играли в одну интересную игру.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here